​«Кавказ неизвестный». По следам экспедиции. Часть II. Кабардино-Балкария и Приэльбрусье

​«Кавказ неизвестный». По следам экспедиции. Часть II. Кабардино-Балкария и Приэльбрусье
Фото: rublev.com

Второй этап экспедиции был посвящен Приэльбрусью. Руководитель проекта А. Егорцев совершил восхождение на Эльбрус.

Автомобильная экспедиция «Кавказ неизвестный» состоялась осенью и зимой 2017 года. Ее участники дважды объехали весь Северный Кавказ, преодолев в общей сложности 14 тысяч километров и посетив в том числе и самые отдаленные горные районы.

На втором этапе участники экспедиции побывали в Приэльбрусье.


КАБАРДИНО-БАЛКАРСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Тырныауз — Эльбрус — Чегет — Терскол — Азау

Звонок сотрудников Эльбрусского отряда МЧС застает нас в дороге. Несмотря на осень, по словам спасателей, в Кабардино-Балкарии на несколько дней установилась отличная погода — нам выпадает шанс в «несезон» совершить альпинистское восхождение на Эльбрус.

Из теленовостей мы уже знаем, что в Приэльбрусье недавно сошел разрушительный сель. В ущелье реки Баксан затоплены населенные пункты, снесены участки дороги, погибли люди. Из высокогорных поселков многих эвакуировали вертолетами МЧС. Автотрассу почти восстановили, но кругом еще видны последствия стихийного бедствия.

Погода в Приэльбрусье меняется стремительно: с утра густые туманы, днем ослепительное солнце, вечером снегопад… Чтобы подняться на вершину самой высокой горы Европы, у нас всего 5 дней. Дальше, по прогнозам, погода резко ухудшится, Эльбрус накроют дожди и тучи, в горы придет зима.

Двуглавый Эльбрус поражает красотой и высотой. Круглый год (даже в летнюю жару) две его вершины покрыты снегом и льдом. Западная вершина — самая высокая в Европе, 5642 метра. «Пятитысячник» — это серьезно.

Вместе с детьми по канатной дороге поднимаемся «в разведку» к верхней станции «Гара-Баши», а дальше пешком по скалам еще на 100 метров. Отсюда открываются захватывающие виды: ледники и обе вершины Эльбруса (которые кажутся совсем рядом), а внизу под нами облака и пики Кавказского хребта.

Экспедиция «Кавказ неизвестный». Склоны Эльбруса, высота 3 800 м над уровнем моря

На высоте 3800 ощутима нехватка кислорода, малышам здесь находиться опасно, и при первых признаках сонливости немедленно спускаемся вниз.

Дети в дни восхождения останутся в гостинице «Пик Европы» со вторым экипажем. К вершине решено идти втроем: сопровождать нас будет сотрудник Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда МЧС Руслан Шамприани.

Не имея альпинистской подготовки, приходится несколько дней спешно тренироваться, совершая подъемы на соседние вершины. Это необходимое условие, чтобы организм акклиматизировался и смог перестроиться к нехватке кислорода на высоте. Первая тренировка — поход к водопаду «Девичьи косы» и высокогорной обсерватории. Второй этап — восхождение в альпинистской экипировке к Приюту Одиннадцати.

Мороз, ослепительное солнце и тяжелая одышка. Идем через силу, то и дело останавливаясь, чтобы наглотаться воздуха, в котором уже нет того кислорода, что был внизу. Внезапно нас обгоняет странный человек в легком спортивном костюме. Это знаменитый Виталий Шкель, мировой рекордсмен по скайраннингу (скоростному восхождению на вершину). Мы валимся с ног, задыхаясь и еле волоча рюкзаки и собственные кости, а он легко продолжает свою пробежку.

Среди царства снега и льда, изумленно наблюдаем, как по склону Эльбруса проносится старый советский грузовичок. Высота более четырех километров, но «Урал» почему-то не глохнет и, только «чихая» двигателем, упорно движется вдоль ледника.




ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС

Ночуем на краю пропасти в воткнутом в скалы вагончике “Red Fox”. После подъема на 4200 метров у Марии Егорцевой, второго участника экспедиции, появились симптомы горной болезни (головокружение, запредельный пульс, резкие боли). Риск очень велик, и Марию приходится спустить вниз. Теперь к вершине предстоит идти нам вдвоем с Шамприани. В полночь на пятые сутки выходим на штурм.

Каждый год на Эльбрусе погибают люди. Главные угрозы: нехватка кислорода и горная болезнь, скользкий лед на крутых склонах, внезапное ухудшение погоды и незаметные трещины в ледниках. Кто-то из альпинистов, числящихся пропавшими без вести, до сих пор лежит где-то в ледяной пропасти. Многокилометровый ледник у южного склона Эльбруса среди спасателей называют «трупосборником».

Возле Приюта Одиннадцати (4200 м) слева показывается большая скала, превращенная в обелиск погибшим альпинистам. Множество табличек с фотографиями, именами и датами последнего в их жизни восхождения. В памяти встают очень точные слова из Высоцкого.

Если в вечный снег навеки ты
Ляжешь — над тобою, как над близким,
Наклонятся горные хребты
Самым прочным в мире обелиском…

Экспедиция «Кавказ неизвестный». Склоны Эльбруса

Дальнейший подъем возможен только в металлических кошках. Кругом снежная белизна и вечный лед. Крутой бесконечный склон, с каждой сотней метров содержание кислорода в воздухе сокращается. Сердце бешено стучит и готово вырваться из груди; справиться с одышкой непросто, порой человек начинает задыхаться, словно рыба на песке. Никто не знает, как поведет себя организм на высоте: горная болезнь может подкрасться незаметно. Кто-то потом теряет сознание, у кого-то галлюцинации.

В темноте поднявшись от Скал Пастухова (4800 м) к Косой полке, поворачиваем налево. По еле различимой тропе добираемся до Седловины Эльбруса. Это место, где на высоте 5300 метров сходятся обе вершины — Восточная и Западная. Здесь мы встретим восход солнца.

Дивное зрелище! Между двумя склонами где-то внизу горизонт из горных пиков Главного Кавказского хребта. На рассвете необычайная тишина — «пустыня внемлет Богу». Но покой в этом месте обманчив: в непогоду седловина Эльбруса превращается в смертельно опасную аэродинамическую трубу. Именно здесь альпинисты принимают окончательное решение — двигаться дальше или повернуть назад.

Из седловины начинается самый крутой и трудный подъем на Западную вершину. Местами используем карабины и страховочную веревку. Кислорода уже совсем мало, через каждые десять шагов приходится останавливаться, переводить дыхание…

С противоположной стороны от седловины показываются хребты и степи Карачаево-Черкессии, а где-то далеко-далеко на севере — в туманной дымке — видны Бештау и гора Машук.

Мы достигли вершины Эльбруса в 9 часов 15 минут утра. Уставшие и счастливые. Не было слов, и только сердце выстукивало ритм пронзительной песни Высоцкого:

Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим — у которых вершина еще впереди.

Экспедиция «Кавказ неизвестный». Восхождение на Эльбрус. На переднем плане — Руслан Шамприани, в центре — А. Егорцев

На обратном пути в районе седловины замечаем лежащего на склоне туриста — приступ горной болезни. Обморок на высоте 5300. Рядом с пострадавшим сопровождающий, но в одиночку оказать экстренную помощь гид не может. Пострадавшего нужно срочно спускать вниз, где содержание кислорода станет достаточным для восстановления дыхания.

Оказав первую помощь, спасатель МЧС Руслан Шамприани вместе с гидом-альпинистом начинает под руки спускать туриста с крутого многокилометрового склона. Эвакуация прошла успешно.

В тот же вечер нас встретил директор гостиницы «Пик Европы», в которой остановилась автоэкспедиция, и по местному обычаю поздравил «с горой». Будучи ученым-гляциологом, Ахмат Керимов сам не раз сопровождал группы на Эльбрус, проводил исследования ледников и как никто другой знает об опасностях, которые таят в себе эти горы. 9 октября 2015 года во время очередного исследования ледника на высоте 4200 Ахмат провалился в трещину. Он сорвался на глубину 40 метров и потерял сознание. Редчайший в мировой истории случай, когда альпиниста удалось спасти на такой глубине, показывали тогда по многим каналам.

— Я остался жив только чудом! — признается нам Керимов. — В числе спасателей, которые вытаскивали меня из трещины, был и Руслан Шамприани, с которым вы сегодня поднялись на Эльбрус...

Прежде чем покинуть Приэльбрусье, заезжаем на базу МЧС. Руслан Шамприани знакомит с коллегами и показывает Музей спасателей. Экспонаты собраны своими руками: снаряжение первых альпинистов, а также советское и немецкое оружие, найденное на Эльбрусе после войны.

К вечеру погода в Кабардино-Балкарии резко испортилась. Внизу, в Баксанском ущелье еще пестрела красками золотая осень, но в горах уже наступала зима.

Экспедиция «Кавказ неизвестный». ПриэльбрусьеЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. Придорожный магазинЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. Местные жители до сих пор используют в хозяйстве осликовЭкспедиция «Кавказ неизвестный». ПриэльбрусьеЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. Первый снегЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Склоны Эльбруса, канатная дорогаЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье, водопад «Девичьи косы»Экспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. Обсерватория Пик Терскол, высота 3 150 м над уровнем моряЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Чаепитие над облакамиЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. Во время тренировочного подъема к водопаду «Девичьи косы»Экспедиция «Кавказ неизвестный». «Урал-43206» на склонах Эльбруса, высота около 4 тыс. м. над уровнем моряЭкспедиция «Кавказ неизвестный». Приэльбрусье. После первого снегопада

***


Алла Степанова, участник автоэкспедиции «Кавказ неизвестный», юрист, преподаватель уголовного процесса и криминалистики
:

В «каменных джунглях» мегаполиса мы отвыкли смотреть на небо, да оно и не видно за иллюминацией и ядовитой дымкой. Но вырвавшись из московской серости в Приэльбрусье, мы вновь ощутили красоту мирозданья. Потрясающая природа — как же нам не хватало этой чистоты, прикосновения к вечности! Вереница горных хребтов, грохот бурной реки Баксан. И снег — блестящий, бриллиантовый. Величественные сосны, а сквозь хвою — золото наших русских березок. На Эльбрусе осень!

Но особенно запомнились те часы тревожного ожидания, когда двое участников автоэкспедиции, оставив на нас детей, пошли к вершине... Ночь штурма и следующие полдня: в рации только треск, а над Эльбрусом сгущаются тучи внезапно наступившей зимы. И радость встречи после успешного восхождения.

***


Руслан Шамприани, начальник ПСП «Эльбрус» Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда МЧС
:

Нам повезло с погодой. Летом восхождение на Эльбрус, конечно, легче и спокойнее: когда солнце, тепло, к вершине идешь налегке. Другое дело, в середине октября — в горах в это время уже наступает зима. И хотя категория сложности здесь не та, что у Эвереста, недооценивать Эльбрус опасно: это очень большая гора, «пятитысячник». Каждый год на Эльбрусе гибнут люди, не только новички, но и опытные альпинисты. В непогоду достаточно на несколько метров сбиться с курса, чтобы оказаться в зоне скрытых подо льдом трещин. И нехватка кислорода: даже «накаченные» и спортсмены со стажем не застрахованы на высоте от приступа «горняшки», горной болезни. Каждое восхождение — риск.

***


Ахмат Керимов, директор гостиницы «Пик Европы», научный сотрудник Отдела географии КБНЦ РАН, гляциолог
:

В «несезон» в Приэльбрусье многие отели закрыты, и участники автоэкспедиции «Кавказ неизвестный» остановились у нас в «Пике Европы». Уже после возвращения Александра Егорцева с вершины Эльбруса я рассказал ему историю о том, как сам ровно два года назад на этом маршруте провалился в трещину ледника. Я остался жив только чудом, меня спас Всевышний! Падение в трещину на глубину 40 метров — практически моментальная смерть. Я получил травмы, но выжил. Полдня и до поздней ночи меня искали спасатели и не могли найти. И вдруг там глубоко подо льдом, у меня неожиданно заработал мобильный телефон. Меня нашли! В числе тех, кто меня вытаскивал, был и Руслан Шамприани, с которым вы сегодня поднялись на Эльбрус. На саму вершину я с тех пор не хожу. И только жду каждый раз с волнением, когда же вернутся с горы мои постояльцы.


Проект реализован Фондом «Православные инициативы» с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Организационный партнер автоэкспедиции «Кавказ неизвестный» — Махачкалинская епархия Русской православной церкви.


Александр Егорцев



Материал с сайта Rublev.com