Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Новости / ​Русская церковь может канонизировать врача семьи Романовых

​Русская церковь может канонизировать врача семьи Романовых

Евгений Сергеевич Боткин
А+
Распечатать
Фото: public domain

Личный врач последнего российского императора Николая II и его семьи Евгений Боткин в ближайшее время может быть канонизирован Русской православной церковью, сообщает ИТАР-ТАСС.

Глава Синодального отдела по благотворительности и социальному служению, председатель Общества православных врачей России епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон сообщил, что синодальная комиссия по канонизации святых рассмотрит вопрос причисления Боткина к лику святых. «Хотелось бы, чтобы эта канонизация состоялась, потому что очень многие верующие людей, священники, ведущие врачи и академики считают, что Евгений Сергеевич — святой человек», — цитирует его слова информационное агентство. 

Предложение о канонизации, инициатором которого стал митрополит Екатеринбургский Кирилл, будет рассмотрено Священным синодом и патриархом на предстоящем Архиерейском соборе. 

Епископ Пантелеимон считает, что Евгений Боткин достоин канонизации «не только потому что его кончина была мученической, но и потому, что его жизнь представляет пример служения врача». 

В 1981 году Евгений Боткин прославлен в лике святых Русской православной церковью заграницей вместе с другими расстрелянными в доме Ипатьева — и Романовыми, и их слугами. 


Сын своего отца — христианина и «народного заступника»

Отец лейб-медика последней императорской семьи Евгения Боткина — доктор Сергей Петрович Боткин был известен в России и за ее пределами. В своей деятельности он следовал христианским принципам: по его инициативе в столице, а затем и в других городах были открыты бесплатные медицинские комплексы для бедных слоев населения. Поэт Николай Некрасов называл врача «народным заступником» и посвятил Сергею Боткину в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо» главу «Пир на весь мир». 

Младший сын основателя нескольких крупных направлений в медицине, лейб-медика двух российских самодержцев, Евгений мало общался со своим прославленным отцом, но пошел по его стопам. 

Закончив Военно-медицинскую академию, он поступил на службу в больницу для бедных, учрежденную императрицей Марией Федоровной. 

Одновременно с клинической практикой Е. Боткин занимался научным поиском, основными направлениями которого были вопросы иммунологии, сущности процесса лейкоцитоза, защитных свойств форменных элементов крови. Свою диссертацию на соискание степени доктора медицины «К вопросу о влиянии альбумоз и пептонов на некоторые функции животного организма», посвященную отцу, он блестяще защитил в мае 1893 года. После защиты диссертации он женился и добровольцем отправился на Русско-японскую войну. 

Потрясенный первым опытом военно-полевой терапии, он писал жене подробные письма, которые позже были опубликованы как «Записки о русско-японской войне». «За отличие, оказанное в делах против японцев», Евгений Сергеевич был награжден орденами святого Владимира III и II степени с мечами.

Книгу прочитала императрица Александра Федоровна, после чего пригласила автора в качестве личного врача семьи. 


Личный врач Его Императорского Величества

В 1908 году Евгений Боткин стал лейб-медиком Николая Второго. Он сопровождал царскую семью на лечении, на отдыхе и в дипломатических поездках. 

Е. Боткин и свита последовавшая с царской семьей в Тобольск

Его жена вскоре покинула семью, но все дети остались с отцом. В 14 лет старшая дочь Татьяна стала хозяйкой в доме и управляла расходами, выдавая средства на покупки старшим братьям. Дочь называла его «неоцененный папочка» и впоследствии добровольно последовала за ним в ссылку. В воспоминаниях Татьяны Боткиной говорится о том, что и царские дети к Евгению Сергеевичу относились по-родственному. 

Известно, что Боткин отрицательно относился к личности Г. Распутина и даже отказывался принимать его у себя дома, но в случае болезни сам ездил оказывать ему помощь. Татьяна Боткина считала, что улучшение здоровья наследника при посещении «старца» наступало после лечебных мероприятий доктора, а Распутин приписывал этот результат себе.

Как врач и высоконравственный человек, Евгений Сергеевич в частных беседах никогда не касался вопросов здоровья своих высочайших пациентов. Начальник канцелярии Министерства Императорского двора генерал А. Мосолов отмечал: «Боткин был известен своей сдержанностью. Никому из свиты не удалось узнать от него, чем больна государыня и какому лечению следуют царица и наследник. Он был, безусловно, преданный их величествам слуга».

После отречения царя от престола Боткин-младший отказался покинуть царскую семью и отправился вместе с ней в ссылку.


Ссылка и гибель вместе с членами Царской семьи

Находясь под арестом в Тобольске, Евгений Боткин не только лечил, но укреплял и духовно поддерживал своих пациентов, а также по просьбе Николая II занимался с царскими детьми как домашний учитель.

Великие княжны и императрица Александра Федоровна посылали открытки, записки, подарки, сделанные своими руками, детям доктора Татьяне и Глебу, жившим неподалеку в съемном доме. 

В редкие часы, когда его отпускали из-под ареста, Е. Боткин бесплатно лечил больных и радовался внезапно открывшейся возможности широкой практики.

Имя доктора чаще других встречается в последних дневниковых записях Николая II, поскольку именно Боткин ходатайствовал о прогулках для узников и старался облегчить их режим содержания. 

Австрийский солдат Иоганн Мейер, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков, в воспоминаниях «Как погибла царская семья» сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы в московской клинике. На предложение последовал отказ.

Евгений Боткин единственный из всех заключенных точно знал о скорой казни и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге. 

Через несколько месяцев ссылки члены царской семьи были расстреляны большевиками. Евгений Боткин был одним из тех, кто принял мученическую смерть вместе с последними Романовыми.

В 2000 году Русская православная церковь причислила семью последнего российского императора Николая II, включая его супругу и пятерых детей, к лику святых. Единственные остающиеся не захороненными останки царевича Алексея и княжны Марии до сих пор не признаны Церковью. Сейчас проводится дополнительное исследование, по итогам которого это решение может быть пересмотрено.

4
Вск
2016