Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Новости / ​Фидель Кастро: «Надо избегать риторики, которая ранит религиозные чувства населения»

​Фидель Кастро: «Надо избегать риторики, которая ранит религиозные чувства населения»

Фидель Кастро: «Надо избегать риторики, которая ранит религиозные чувства населения»
А+
Распечатать
Фото: Rob Crandall / Shutterstock.com

В современном мире человек может быть марксистом и оставаться при этом христианином, считает лидер кубинской революции. Об этом он заявил в интервью, которое было опубликовано 11 августа на сайте «Советской России».

В разговоре с российской журналисткой Ольгой Гарбуз Фидель Кастро пространно высказался по поводу места христианства в современном мире, а также дал оценку той роли, которую сыграла Католическая церковь в истории Латинской Америки.

«Исторически нельзя отрицать, что церковь — скажем, церкви конкистадоров, угнетателей и эксплуататоров — была на стороне конкистадоров, угнетателей и эксплуататоров, — отметил он. — Никогда церковь, в сущности, резко, категорично не осуждала рабство — этот безобразный феномен, не укладывающийся сегодня в нашем сознании, никогда его не осуждала; никогда не осуждала порабощение негра или порабощение индейца; никогда не осуждала истребление коренного населения, все эти зверства, которые совершались против них, когда их лишали земель, богатств, культуры и даже жизни; никогда ни одна из церквей не осудила этого. В действительности эта система существовала на протяжении веков». 

По мнению кубинского лидера, именно это историческое наследие стало фактором, который заложил антирелигиозную основу революционного движения в XX веке.

«Нет ничего удивительного, что революционная мысль, которая зародилась с началом борьбы против этих вековых несправедливостей, была пропитана антирелигиозным духом… Он проявился затем в марксизме-ленинизме в силу этих исторических причин», — сказал Ф. Кастро. «Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза», — цитирует издание его слова.

Он также подчеркнул, что Церковь никогда не осуждала капитализм: «Быть может, в будущем, через сто, двести лет, когда уже больше не будет и следов этой капиталистической системы, кое-кто скажет с горечью: на протяжении веков церкви капиталистов не осуждали капиталистическую систему, не осуждали империалистическую систему — так же как сегодня мы говорим, что они на протяжении веков не осуждали рабство, истребление индейцев и колониализм…»

Однако, считает кубинский лидер, марксизм не был непримиримым противником христианства.

«…Когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции», — заявил он. 

Кафедральный собор Гаваны, Кафедральная площадь
​На Кубе наблюдается бум интереса к христианству

За последнее время на острове Свободы распространены десятки тысяч экземпляров Библии, которые раздают верующим в местных церквях.

Подробнее

По мнению Фиделя Кастро, в программе партии большевиков, созданной Лениным, не было «ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии»; главным условием членства в партии, как полагает кубинский политики, было принятие программы партии. 

В ответ на вопрос российской журналистки — как он относится к знаменитому высказыванию Ленина о том, что религия — это опиум для народа, Фидель Кастро заявил, что не считает это выражение незыблемой формулой. «…Насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям», — сказал он. 

«По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство, — предположил кубинский лидер. — Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире». 

Говоря о ситуации, которая сложилась в наши дни в странах Латинской Америки, Фидель Кастро заявил, что заострять внимание на мировоззренческих различиях с христианами неверно.

«Ошибочно делать упор на этом аспекте, вместо того чтобы концентрировать силы на убеждении и объединить в общей борьбе всех, кто одинаково стремится к справедливости», — отметил он.

«Мы видим, как повышается сознательность христиан или большей части христиан в Латинской Америке. Если мы будем учитывать этот факт и конкретные условия, то совершенно верно и справедливо заявлять, что революционное движение должно правильно подходить к этому вопросу и избегать любой ценой… риторики, которая ранит религиозные чувства населения, включая трудящихся, крестьян, средние слои, что только помогало бы самой системе эксплуатации», — приводит издание слова кубинского лидера. 

Фидель Кастро заявил, что кубинскому руководству следует скорректировать свою политику в религиозной сфере.

«Я бы сказал, что перед лицом новой реальности следовало бы изменить подход к этой проблеме и ее рассмотрение со стороны левых… Для меня это несомненно. Но если на протяжении долгого исторического периода вера использовалась как орудие порабощения и угнетения, то логично, что люди, мечтающие изменить эту несправедливую систему, вступают в противоречие с религиозными убеждениями, с этими орудиями, с этой верой», — отметил политик. 

Он также дал оценку теологии освобождения — богословского учения, распространившегося преимущественно в католичестве в 1960-х годах. По его мнению, историческая ценность и важность теологии освобождения заключается в том, что богословские идеи, которые проповедуют ее сторонники, находят «глубокий отклик в политических концепциях верующих».

«Я мог бы определить Церковь освобождения, или теологию освобождения как встречу христианства со своими корнями, со своей самой прекрасной, самой привлекательной, самой героической и самой славной историей — я могу так сказать, — встречу столь широкую, что все левое движение Латинской Америки должно рассматривать это как одно из главнейших событий из всех, что произошли в наше время», — заявил Ф. Кастро.

«Я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира», — сказал он в заключение.


17 февраля 2016
Встреча на Кубе. Наблюдения со стороны
3 декабря 2015
​Кубинские власти распорядились снести еще пять церквей
3 ноября 2015
На Кубе верующие остановили снос нескольких протестантских церквей
6
Втр
2016