Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Новости / ​Доносительство: и общественная польза, и духовный соблазн

​Доносительство: и общественная польза, и духовный соблазн

​Доносительство: и общественная польза, и духовный соблазн
А+
Распечатать
Фото: YouTube - "Мосфильм"

См. также:

Протоиерей Сергий Халюта: «Надо разграничить понятия "сообщение" и "доносительство"»

Андрей Десницкий: «Информирование или донос? Все зависит от точки отсчета»

Священник Петр Коломейцев: «Церковь призывает к тому, чтобы избегать черно-белых оценок»

***

Финансирование сознательности граждан

В 2012 году Министерство внутренних дел представило проект правил объявления вознаграждения за помощь в раскрытии преступления. Разработчиком было Главное управление уголовного розыска МВД России. Представляя тогда свое предложение для обсуждения, его авторы отметили, что ни в СССР, ни в современной России не существовало института назначения вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений. В то время как странах Запада он существует уже более ста лет, и за это время механизм доказал свою эффективность.

С тех пор (а скоро исполнится уже 3 года после объявления инициативы МВД) обсуждение вопроса затихло. Но разворачивающаяся кампания против коррупции вернула тему в разряд актуальных: теперь депутаты рассматривают поправки в законодательстве, которые защитили бы информаторов, сообщивших не просто о преступлении, но именно о случаях коррупции. На сей раз инициатором выступил Минтруд. 


Новый способ борьбы с коррупцией

Законопроект «О защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования и ущемления их прав и законных интересов» Министерство труда обнародовало еще в феврале 2015 года. 

Согласно этому документу, лицам, сообщившим своему работодателю или правоохранителям о случаях коррупции (злоупотреблении служебным положением, взятке, коммерческом подкупе и т.д.) будет гарантирована бесплатная юридическая помощь, защита от неправомерного увольнения, привлечения к дисциплинарной ответственности и «иных ущемлений прав», а также защита их родственников и близких. Этот человек в течение трех лет не может быть уволен, не по своей инициативе переведен на другую должность; его могут привлечь к дисциплинарной ответственности только по итогам рассмотрения его вопроса специальной комиссией с участием прокурора.

Отдельная статья посвящена материальному вознаграждению сообщивших о коррупции граждан. Предлагается схема, не лишенная изящества: сообщивший о случае коррупции сможет получить вознаграждение в размере от 5 до 15 процентов от суммы взятки или «незаконно перемещенных денежных средств». Если же сообщение позволило предотвратить ущерб казне, вознаграждение составит от 5 до 15 процентов от суммы предотвращенного ущерба, которую определит суд. Однако в данном случае определен максимальный размер выплаты: 3 миллиона рублей. Напомним, что в случаях с уголовными преступлениями размер вознаграждения может превышать эту сумму. Однако «гонорар» такого размера может быть выплачен исключительно по распоряжению лично министра внутренних дел.

За последние годы органы внутренних дел не раз объявляли вознаграждение за информацию о совершенных преступлениях. В большинстве случаев конкретная сумма не называлась. Последним случаем, когда МВД объявило максимальное вознаграждение за информацию — 3 млн рублей, — стало убийство российского оппозиционера Бориса Немцова. 

Что касается информации о преступлениях, еще только готовящихся, то получить информацию об этих выплатах довольно сложно. На портале правовой статистики — в открытой базе данных, запущенной Генеральной прокуратурой РФ, таких цифр нет.  

Доносчик, осведомитель, информатор, стукач?

«Доносчику — первый кнут». Эта неписанная норма закреплена в разговорном русском языке. Точнее, была закреплена. Поговорку сегодня уже мало кто помнит. Изменилось отношение к доносительству?

Словарь В. Даля предлагает варианты поговорки, которые полнее раскрывают содержание явления: «Доказчику первая мука (первый кнут), коли обманет или не докажет доноса»; «Доносчику первый кнут, от товарищей, за донос, либо от начальства, за неисправность». Как видно, доносительство во все времена было рискованным делом — кнут мог ждать и от товарищей, и от начальства. 

В массовом сознании современного россиянина информирование органов власти о неправомерных или даже о противозаконных действиях, несмотря даже на возможную пользу от такой информации, сопряжено с негативным восприятием самого факта сотрудничества. «Стукач» — это приговор, клеймо, которое смыть невозможно. Вероятно, в данном случае имеет место неосознанная ассоциация с евангельским персонажем, своего рода прародителем этого малопочтенного занятия — Иудой Искариотом. Нельзя также забывать и о том, что по понятным причинам в обществе сильны представления, «понятия», рожденные криминальной средой.

По мнению декана психологического факультета РПУ священника Петра Коломейцева, считать любое доносительство «иудиным грехом» неверно. «Нам понятны мотивы Иуды, нам понятно, почему он донес на Христа, почему он Его предал, — отметил священнослужитель. — Эти мотивы ему самому понятны: он потом повесился. Но сказать после этого, что любое доносительство — это грех Иудин, это какое-то не критическое экстраполирование. Поэтому важно все-таки, с какой целью, как и для чего человек что-то делает».

Как считает публицист Андрей Десницкий, россияне не слишком охотно идут на сотрудничество с властью потому, что опасаются, что «информирование» слишком легко может стать поводом для необоснованных или слишком жестких мер, которые завтра могут быть применены и к ним самим.

«Вопрос не в том, доносить или не доносить. Вопрос в том, как сделать, чтобы гражданин видел в чиновнике не самодура, готового на него обрушить все мыслимые кары по любому поводу или без повода, а менеджера по оказанию государственных услуг населению. А такого почему бы и не держать в курсе текущих событий?», — таково мнение А. Десницкого.


Намерения благие и не очень

Следует различать негласных осведомителей и добровольных информаторов.

Специфика работы негласного осведомителя отличается от действий сознательного гражданина, получившего вознаграждение за сообщение на телефон «горячей линии» полиции. Первый состоит на тайной службе у правоохранительных органов, и, являясь внештатным сотрудником, добывает и передает полиции или спецслужбам информацию, которая может представлять интерес при раскрытии или предотвращении преступлений. И становится осведомителем человек далеко не всегда по своей воле. Вербовка осведомителей являлась одной из первейших обязанностей оперативников НКВД-КГБ и органов внутренних дел, и вербовка эта в большинстве случаев достигалась за счет использования компромата, с помощью шантажа, а иногда — угроз расправы и прямого насилия.

Второй, сообщая какие-то сведения полиции, может руководствоваться в том числе и меркантильными соображениями. Хотя иногда для человека, желающего помочь следствию, не это главное. Но идет он на сотрудничество с правоохранительными органами по своей воле.

Повод для соблазна

По мнению настоятеля Херсонесского Владимирского собора протоиерея Сергия Халюты, в ситуации, когда за сообщение о преступлении предусмотрена или объявлена награда, заключается опасность. 

«Некоторые из жестокосердия могут возводить на ближнего своего напраслину, сообщая о преступлениях и правонарушениях, которые человек не совершал или не планирует совершать, — сказал священник в своем комментарии. — Вот это, мне кажется, называется доносительством, напрасным доносом на человека ради того, чтобы опорочить его честь и достоинство. К этому моменту нужно отнестись очень внимательно. Я считаю, что законом, безусловно, должна быть предусмотрена ответственность за доносительство о мнимых преступлениях, в которых пытаются обвинить человека добропорядочного и невиновного».

По его мнению, задача, которую необходимо решить законодателям, — это разграничить два понятия, сообщение и доносительство — так, чтобы люди, которые доносят напраслину, несли ответственность (уголовную, административную) за лжесвидетельство.

Он также подчеркнул, что любой добропорядочный гражданин обязан сообщить в органы охраны правопорядка о намечающихся или планируемых преступлениях, связанных, к примеру, с убийством, насилием, сексуальными извращениями (педофилия и пр.), с грабежами или кражами. «Предотвращая преступления, такой гражданин не только сохраняет жизнь и здоровье потенциальной жертвы будущего злодеяния, но, прежде всего, душу того, кто планировал осуществить это зло. Поэтому ничего постыдного в подобном сообщении нет», — отметил священнослужитель.

Технологии на службе обществу

Западные страны, для жителей которых информирование органов полиции не является предосудительным делом, давно используют все технические возможности для оптимизации процесса получения и обработки информации. Так, например, в Соединенных Штатах уже почти десять лет работает сервис СМС-сообщений, в которых граждане могут сообщить в полицию о правонарушении или преступлении. «Горячие» линии, появившиеся еще ранее, на сегодняшний день уже менее популярны: набрать и отправить анонимное сообщение на смартфоне или планшете элементарно проще, особенно молодежи.

SMS-информаторы, как и телефонные информаторы полиции, могут получить вознаграждение за предоставление важных сведений, причем также совершенно анонимно. Для этого им нужно прийти в банк, ввести специальный код, который им был выслан на мобильный телефон, и получить деньги.

В России о внедрении подобных сервисов речь пока не идет.

11
Вск
2016