Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Новости / «Метель»: Удмуртская епархия опровергает громкие новостные заголовки

«Метель»: Удмуртская епархия опровергает громкие новостные заголовки

Удмуртская епархия опровергает
А+
Распечатать
Фото: Wikipedia

Напомним, что накануне Великого поста священник Свято-Михайловского собора Владимир Андрианов отправился в Русский драматический театр Удмуртии. В театре давали пушкинскую «Метель» по пьесе драматурга Василия Сигарева. Ставил спектакль режиссер Максим Соколов.  

Спектаклем отец Владимир остался недоволен, причем настолько, что направил официальное письмо-жалобу в администрацию главы и правительства республики Удмуртия. Основную претензию священнослужитель предъявил к образу попа в «Метели» – то, как его воплотили на сцене оскорбило батюшку.

Дело в том, что в повести Пушкина священник упоминается вскользь, а у Василия Сигарева он появляется в нескольких сценах и даже произносит небольшую речь, сообщает русская служба Би-Би-Си.    

В письме отец Владимир жалуется, что в постановке православный символ – крест –был уродлив, а священника представили в плохом свете. «Созданный уродливый образ священника пьяницы и вымогателя глубоко оскорбил мои религиозные чувства не только как священнослужителя, но и как верующего человека. Если учесть, что это все происходит накануне начала Великого поста, то свои чувства я не могу описать», – говорится в документе.

Реакция театра

«Принимать никаких мер не будем. Это письмо не повод для внесения изменений. Священник пытается нас уличить в том, чего нет. Мы от текста пьесы не отходили. Это постановка по мотивам повести Пушкина в инсценировке Сигарева, где говорится, что священник пьян, неоднократно упоминается, что он «пьян как ямщик». Это не наши домыслы, и не режиссер-постановщик это придумал», – прокомментировала начальница PR-службы театра Ирина Стерхова агентству ТАСС.

Также она добавила, что точные копии религиозной атрибутики театр делать не обязан — они должны лишь вызывать ассоциации. К тому же, реквизит, используемый на сцене, должен быть виден зрителям и балконе.

«У нас единая позиция, нападки на театры идут со всех сторон и не только в Новосибирске, и Москве много прецедентов. Очень надеюсь, что здесь все закончится миром и все разойдутся, но я готов отстаивать через суд мою позицию. Обидеть художника может каждый и надо защищаться, что-то делать», - сказал Русской службе BBC режиссер Максим Соколов.

Республиканское Минкультуры ввело чиновников в худсоветы 

В последние дни история получила продолжение. Несмотря на то, что Минкультуры Удмуртии в целом и министр культуры и туризма Владимир Соловьев в частности, приняли сторону театра и режиссера, после истории с «Метелью», 14 апреля «Интерфакс» сообщил, что чиновники республиканского Минкультуры вошли в худсоветы театров Удмуртии. 

Комментируя это событие, министр заметил: «Мы не должны ограничивать, загонять в рамки режиссера, автора, продюсера и так далее. Но мнение общественности и мнение профессионалов по тому или иному поводу мы должны услышать. Услышать его должен и человек, который несет ответственность за то, что поставил. Вседозволенность на сцене – это не совсем правильно. Есть моральные, нравственные принципы, которых должен придерживаться любой художник».

Также в ходе плановой пресс-конференции Соловьев ответил на вопрос журналиста о «Метели». «Мне звонили из епархии. Долго мы с ними общались по этому поводу, вплоть до того, что до извинений с их стороны дошло, хотя я не видел смысла в этом», – приводит агентство «Интерфакса» слова министра.  

РПЦ не извинялась

Однако, в самой Ижевской и Удмуртской епархии утверждают, что представители прессы все не так поняли.   

«Мы категорически против громких новостных заголовков о том, что РПЦ приносит извинения – это не так. Мы до сих пор не знаем, кто звонил Владимиру Соловьеву от имени епархии. Дело в том, что право публичных выступлений от имени РПЦ строго регламентируется и делегируется священноначалием. Поэтому, если некий священник позвонил кому-то и в частной беседе попросил прощения, это одно дело, а если РПЦ приносит извинения официально — совершенно другое. 

Министр рассказал журналистам о звонке на пресс-конференции, собранной совершенно по другому поводу и предупредил, чтобы они не использовали эту информацию, в качестве новостного повода и не выносили это в медиасреду. 

Конфликт по «Метели» был сугубо региональным. Мы считаем, что инцидент исчерпан. Священник, подавший жалобу на спектакль, не согласовал свои действия со священноначалием. Позиция же Патриарха о том, чтобы не было преследования по культурным вопросам всем известна. Мы не выступаем за запрет постановки «Метели», но образ священника, показанный в ней, нам не нравится, он противоречит пушкинскому образу, первоисточнику», – прокомментировал Rublev.com  пресс-секретарь Ижевской и Удмуртской епархии, руководитель епархиального Информационного отдела протоиерей Димитрий Леонтьев.

Тангейзер открыл ящик Пандоры

Отметим, что это не первая конфликтная ситуация между Церковью и театром. Так, в Новосибирске возбудили административное дело об оскорблении чувств верующих в опере «Тангейзер». Ситуация вокруг постановки вызвала большой общественный резонанс — публика разделилась на два лагеря. Одни были согласны со священнослужителями, другие сочли иск неправомерным.

«Я с огромным уважением отношусь ко всему институту церкви, но убежден, что поднятый скандал не будет способствовать объединению нашего общества – к чему стремимся мы все, и прежде всего Церковь. Очень не хочется возвращаться во времена, в которые свирепствовала цензура. Чтобы это не произошло, должны быть приложены все наши усилия, и усилия самих художников и всего нашего общества», – отмечал тогда Александр Калягин, руководитель московского театра Et Ceterа и Председатель Союза театральных деятелей России.   


7
Срд
2016