Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Интервью / Отец Патрик О’Гради: «Мы должны быть особенными!»

Отец Патрик О’Гради: «Мы должны быть особенными!»

Отец Патрик О’Гради: «Мы должны быть особенными!»
А+
Распечатать
Фото: rublev.com

– Отец Патрик, расскажите, пожалуйста, о себе и о том, какую Православную Церковь вы представляете.

– Я священник Антиохийской церкви, это одна из древнейших, первых церквей христианского мира. Я – приходской священник, и мой приход находится в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. В нашу церковь ходят люди разных возрастов из самых разных уголков земного шара. Православие я принял, будучи уже взрослым, но случилось это совсем не в православной церкви. Где-то в период с 17 до 19 лет я искал ответы на свои вопросы и сомневался в ценности христианского вероучения. В целом мое отношение к христианству было скорее негативным. Я не любил церковь еще и потому, что родители говорили, что я должен туда ходить. А родители мои были католиками и посещали церковь в Нью-Джерси, рядом с Нью-Йорком. Позже я уехал из дома, поступил в колледж в США и затем в университет. Я много учился и стал более серьезно изучать христианство. Я учился все больше и прилежнее, и вдруг однажды осознал, что святая Церковь, мать всех церквей – она есть здесь, возле нас, в Нью-Йорке. Так я стал православным, продолжил обучение, потом стал священником...

– Почему вы не остановились на Вселенском патриархате, приходов которого так много в Америке, почему вы выбрали именно Антиохийскую церковь?

– Этому есть свое объяснение. Дело в том, что Антиохийская церковь максимально открыта и дружественна другим культурам. Например, греки, как правило, идут в греческую церковь. Но я не грек, я мало что знаю о греческой традиции, и меня там могут не понять. А Антиохийская церковь открыта для любого прихожанина – неважно, что это за человек и к какому этносу или традиции он принадлежит. Это связано с тем, что с античных времен Антиохийская церковь носит следы влияния многих культур: греческой, римской, семитской – всех вместе. Это имеет огромное значение. К слову, Русскую и Антиохийскую церкви на протяжении многих лет связывают теплые дружеские отношения.

– Насколько я знаю, ваша специальность – литургика, наука о богослужении. Есть ли у вас публикации на эту тему?

– Да, я написал книгу в соавторстве с другим священником. Она должна быть вот-вот опубликована ливанским Баламандским университетом (он принадлежит Антиохийской церкви) Я также написал небольшую книгу о божественной литургии – что-то вроде руководства о том, как люди должны участвовать в литургии и вообще в богослужении.

– Об этом мой следующий вопрос. Ваши книги рассчитаны на широкую аудиторию или же это специализированные издания?

– Первая книга, о которой я говорил, для более подготовленной публики, она исследовательская. Но вторая книга рассчитана на широкую аудиторию, в ней даны ответы на самые простые, базовые вопросы типа «Почему сейчас можно сидеть», «Почему сейчас нужно стоять на службе», «Что сейчас делает священник», «Что должен делать я?».

– Это замечательно. Потому что и мы на сайте Rublev.com рассказываем читателям, что же можно и нужно делать прихожанину в церкви.

– Прекрасно! К сожалению, такого рода материалов почти нет на английском языке. У нас много книг по богословию, но они не помогают тем, кто только начал посещать церковь и еще многого не читал, но ищет ответы на вопросы «Что мне нужно делать», «Что происходит в данный момент на службе» и т.д.

Отец Патрик О’Гради: «Мы должны быть особенными!»

– Отец Патрик, на ваш взгляд, православным медиа есть куда развиваться или имеющихся ресурсов уже достаточно? Я хочу сказать, что в наши дни существует множество православных сайтов разной специфики. С вашей точки зрения, как священника, православного и просто пользователя интернета, нужно ли нам больше православных сайтов?

– Да, я думаю, что потенциал для развития есть. Но дело не только в росте числа сайтов, но и в установлении связей между ними. Это важно. На некоторых сайтах очень мало информации, где-то она некачественная, а некоторые выглядят крайне несерьезно и больше похожи на сборники слухов и сплетен, так что от таких ресурсов больше вреда, чем пользы. А мы нуждаемся в серьезных, глубоких, ответственных за то, что они печатают, мощных площадках, которые несут базовые христианские ценности в мир. Где была бы и платформа для обмена новостями, где бы православные христиане могли больше узнать о жизни друг друга. Потому что сейчас у нас интересная ситуация: православная Церковь – одна, а самом деле это множество церквей. Например, у Русской православной церкви одни традиции, у нас – несколько другие, и нам надо лучше узнать друг друга, узнать, в чем наши отличия. Ведь мы находимся в едином евхаристическом пространстве, содружестве.

– Юрий Грымов, один из учредителей Rublev.com, предложил объединиться в единый православный медиацентр. Хотелось бы создать международный сайт, на котором была бы общая база всех православных церквей и монастырей. Такая база была бы прекрасна для просвещения читателей.

– Согласен с вами. У нас пока еще нет веб-сайта, он в разработке, но мы тоже рассчитываем, что этот ресурс поможет наладить связи между церквями, чтобы мы могли общаться. Это очень хорошая идея. И речь идет не о «чате», где обсуждают, что вам понравилось или не понравилось в вашей церкви, нет. Это не нужно и не поможет прихожанам узнавать основы православия.
Лучше, если бы у нас был глубокий и серьезный православный ресурс, с достоверными сведениями о церквях и патриархах, с понятной школой богословия, школой веры, с нравственными ориентирами, которые бы помогали читателям становиться на правильный путь. Может быть, нам стоит подумать о том, чтобы помочь друг другу, обменяться информацией.

– Я очень рад, что у вас есть похожие идеи!

– Да! Например, наш епископ – Иосиф, митрополит Нью-Йоркский, глава Американской архиепископии Антиохийского патриархата, основал Антиохийский православный институт в Калифорнии. В нем сейчас разрабатывается сайт сходной с Rublev.com тематики. Потому что одна из целей этого института в том, чтобы наладить связь с другими церквями, установить отношения с ними, чтобы мы могли эффективно общаться.

Посмотрите, что получается! Русская православная церковь была первой православной церковью, пришедшей в Соединенные Штаты. Как известно, русские миссионеры пришли на Аляску и в Северную Калифорнию еще в XVII веке. И только потом европейские церкви, греческая и прочие, пришли на Восточное побережье, так что у нас уже есть связь, но насколько хорошо мы знаем друг друга на самом деле?

– Я полностью с вами согласен. Я хотел бы затронуть тему острую и трудную – о ситуации в Сирии. Насколько мне известно, многие христиане, принадлежащие вашей церкви, бегут из Сирии в США…

– Да, многие бежали...

– И вы их принимаете?

– Да, мы их принимаем... В моем приходе много таких беженцев – молодых людей, им около двадцати с небольшим. И у одной из них, молодой девушки – она очень приятный человек – недавно убили 14-летного племянника в Сирии. Просто так, ни за что – просто «бумс!» – и все… То, что происходит на Ближнем Востоке, – это позор. Мы слышим о том, что отсекают головы детям, что христиан опять подвергают распятию. Это огромная волна преследования всего ценного и доброго. И не только православные, но и многие другие люди пострадали там – сирийцы-мусульмане, армяне и многие другие.

– Вы можете только помогать беженцам, когда они приходят к вам? Вы никак больше не можете повлиять на ситуацию?

– Можем! У нас есть антитеррористический центр в нашей Антиохийской патриархии, наш патриарх Иоанн (антиохийский патриарх Иоанн X. – Rublev.com) старается сделать все возможное, но ситуация невероятно сложна, потому что сирийское правительство в настоящий момент не контролирует всю страну. Двое сирийских митрополитов сейчас в плену.

– Да помилует их Господь. Желаю вам Божьей помощи в сложившейся ситуации. К сожалению, не все русские православные христиане в курсе того, насколько ужасна ситуация. Есть информация в новостях, но ее не так много, и не все и не всегда обращают внимание на эти новости.

– В Америке вообще эту тему затрагивают меньше, чем она волнует американскую архиепископию (Антиохийской церкви. – Rublev.com). Безусловно, у нас есть пастырские обязанности по отношению к нашим братьям и сестрам на Ближнем Востоке, но и в Америке у нас значительные миссионерские задачи. У нас есть много людей, называющих себя христианами, но не информированных. Например, протестанты или люди, имеющие некие представления о христианстве, но представления ошибочные. Поэтому мы должны проповедовать для целого потерянного поколения молодежи. Нам нужно многое сделать – мы изо всех сил стараемся достучаться до них.

– Я хотел бы узнать ваше мнение еще по одному вопросу. У нас сейчас напряженная ситуация в славянском мире, как вы знаете, конфликт между Украиной и Россией. В этих странах единая Церковь. И, вы знаете, во многих умах в России существует идея империи, идея о том, что власть и Церковь должны быть вместе. Поэтому многие из наших официальных лиц не говорят об этом конфликте – о том, что это по сути война. По вашему мнению, должна ли Церковь во всеуслышание заявлять об антихристианской природе войны или все же согласиться с тем, что это политический момент?

– Это сложный вопрос, потому что он касается отношений между Церковью и государством, того, как Церковь соотносится с государством. Должна ли Церковь говорить как пастырь? Я думаю, да. Тем не менее Церковь должна быть очень осторожна и должна говорить только тогда, когда это совершенно необходимо. Потому что взаимоотношения между Церковью и государством очень тонкие. Иными словами, если Церковь обращается через своего главного епископа, или через Синод, или через патриарха, то нельзя сегодня сказать одно, а завтра другое. Мы не можем быть поверхностными, мы не должны мыслить эфемерно.

Чтобы не допустить поверхностной реакции, мы должны вести себя так, как вела себя Церковь в античные времена, во времена Римской империи. В то время Церковь высказывалась крайне редко и чрезвычайно весомо. Сейчас ситуация не менее сложная. У вас на протяжении веков были сложные взаимоотношения между Украиной и Россией, Москвой и Россией, ведь между Киевской Русью и Московской Русью, знаете ли, длинная история... Не так ли? В XX веке у вас был Хрущев, украинец, и поскольку он был украинцем, он сказал: «Хорошо, теперь Крым принадлежит Украине». Но ведь не всегда было так, верно? И поэтому теперь Россия хочет вернуться к тому, что было до этого особого отношения Хрущева. И опять же есть давление Запада. Поэтому ситуация очень напряженная и далеко не простая. С точки зрения пастырского служения она очень сложна для Церкви. Одно могу утверждать: Церковь всегда должна выступать против насилия, в любое время. И стараться брать на себя роль миротворца в таких конфликтах.

Когда в Сербии творился кошмар гражданской войны, покойный патриарх Павел заявил: «Довольно, пожалуйста, остановитесь!» Он не вставал ни на чью сторону, он просто проповедовал Слово Божие. Больше никакой войны. В конце концов, мы люди. Мы должны быть особенными. Боритесь!

Последние интервью
Алексей Мякишев: «Мне в фотографии больше всего интересны люди»

В интервью для Rublev.com фотограф-документалист Алексей Мякишев, автор открывшейся в Галерее классической фотографии выставки «Колодозеро», рассказывает о фотосъемке в российской провинции, о героях своих снимков и о том, как именно он создает фотографии.

16 сентября 2016
2735
0
Епископ Варлаам: «Наша цель – помочь молодежи найти взаимопонимание»

Один из инициаторов и организаторов III Международного межрелигиозного молодежного форума епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам рассказал Rublev.com о смысле и цели мероприятия, о позитивных результатах, достигнутых за несколько лет его проведения, и о ценности традиций на Кавказе.

12 августа 2016
2490
0
7
Срд
2016