Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Интервью / ​Александр Липницкий: «Литературоцентричность российской рок-музыки осталась в прошлом»

​Александр Липницкий: «Литературоцентричность российской рок-музыки осталась в прошлом»

​Александр Липницкий: «Литературоцентричность российской рок-музыки осталась в прошлом»
А+
Распечатать
Фото: YouTube

Александр Липницкий — известный культуролог, журналист, телеведущий, один из основателей группы «Звуки Му». Свидетель творческого и жизненного пути Виктора Цоя и музыкантов группы «Кино», Сергея Курехина, Жанны Агузаровой, музыкантов группы «Аквариум», Константина Кинчева, Майка Науменко, множества других авторов-исполнителей, поэтов и художников. В 80-х годах на его даче в подмосковном поселке Николина Гора проходили выступления (в том числе дебютные) персонажей советского андеграунда, ставших впоследствии легендами так называемого русского рока.

Интервью с Александром Липницким — об этих легендарных личностях, о тех, кому задать вопросы лично уже невозможно; о духовности в творчестве Виктора Цоя и Александра Башлачева, о равнозначности для здоровья психиатра и стоматолога, а также о том, почему русский рок проиграл конкуренцию Западу.

***

— Александр Давидович, у Виктора Цоя есть совершенно христианская пасхальная песня «Апрель»: «Он придет и приведет за собой весну и рассеет серых туч войска, а когда мы все посмотрим в глаза Его, на нас из глаз Его посмотрит тоска…И когда мы все посмотрим в глаза Его, то увидим в тех глазах Солнца свет». Откуда такие строки у некрещенного молодого советского человека, наполовину корейца?

— Дело в том, что человек, в какую бы эпоху он ни жил, не является существом, взятым из ниоткуда. В нем, безусловно, отражаются в той или иной степени все этапы развития цивилизации. Хотя, с другой стороны, пример Маугли свидетельствует о том, что при попадании человека в дикую невежественную среду, животворные нити истории, духовности, культуры могут быть обрублены. Этим и страшно невежество или насаждение невежества властями той или иной страны в ту или иную эпоху. Так делали большевики, так делал Сталин, так делали отцы «Третьего рейха» в Германии, которым удалось культурнейшую нацию Европы превратить в стадо убийц…

К счастью, мы с Цоем росли уже в «вегетарианскую эпоху», как говорила Анна Ахматова, когда идеалы военного коммунизма и специфические большевицкие методы формирования личности были размыты. Меня часто обвиняют в том, что я все время все обобщаю. Однако в древности умение обобщать являлось главным признаком мыслящего человека. Многие любящие прямые ходы в разговоре не понимают этого.

Я научился обобщать и сейчас делаю это в связи с Вашим вопросом: Цой сумел вовремя попасть в правильную компанию, к более развитым товарищам. Например, он дружил с Андреем Пановым, лидером группы «Автоматические Удовлетворители». Тот был ненамного старше, но из гораздо более культурной среды Петербурга. Его отец был из «революционных недобитков», скажем так. И Цой, оказавшись смышленым парнем, учился у всех. Дальше это уже были Борис Гребенщиков, группа «Аквариум», Сергей Курехин, поэты, художники: Тимур Новиков, Георгий Гурьянов, он же барабанщик группы «Кино» — они происходили из очень культурных семей.

Виктор Цой

Цой все очень хорошо впитывал, поэтому не надо удивляться, что он написал трагические вечные строфы, будучи очень молодым. Кроме того, познакомившись с Гребенщиковым, он получил от него большой заряд христианской и буддийской мудрости, потому что Борис всегда интересовался мировыми религиями и обладал большими познаниями в этой области. Но напрямую я это не связываю. Талантливый человек тем и отличается, что его посещают пророческие видения, озарения. Часто происходит, что человек, создавший выдающиеся произведения, при личном общении разочаровывает. Потому что, казалось бы, откуда вдруг взялись в молодом, простом и не шибко образованном парне такие шедевры духа. Так было до Цоя и будет после.

Еще один типичный пример — Александр Башлачев. Когда в 1984 году Артемий Троицкий в Череповце попал в гости к Леониду Парфенову и в его квартире услышал песни Александра, он был шокирован. То смеялся, то за голову хватался — настолько он его потряс. В моем фильме «Александр Башлачев. Смертельный полет» есть рассказ Леонида Парфенова об этом вечере.


— Насколько глубоки христианские мотивы в лирике Башлачева, упоминать банально. Это и «Вечный пост», и «Имя имен», и многое другое.

— Он рос в атеистической семье, насколько я понимаю, как и Цой. И ко всему пришел сам, своей интуицией.


— В 1988 году Александр Башлачев покончил жизнь самоубийством. Хотя предполагались различные причины его смерти. Прошло почти тридцать лет. Остался ли суицид главной версией?

— Да, это однозначно суицид. Есть люди, с которыми он был близок и мог быть откровенен. Когда мы с Троицким делали об Александре фильм, мы расспросили свидетелей его жизни, скажем, Кинчев, поведал «на камеру», что в разговорах с ним Саш-Баш любил на эту тему распространяться. Его интересовала тема суицида.


— Каково Ваше отношение к самоубийству: как к греху, как к слабости, как к силе, как к исходу расстройства психики?

— Каждый случай индивидуален. Скорее все, это помутнение рассудка, определенное совершенно разными обстоятельствами. Чаще всего — душевной болезнью. В случае с Башлачевым, хорошо зная его друзей, родителей, я могу предположить, что имела место душевная болезнь, которая могла быть и вылечена. Сейчас западная медицина очень продвинулась в этом смысле. А много лет назад, в 70-е и в 80-е, когда болел мой брат, наша медицина не предложила ничего толкового, кроме обычной психушки. Башлачев, наверное, зная это, мог бы страшно бояться перспективы попасть в советскую психбольницу. Там, кстати, потом оказался Егор Летов, и скорее всего, ему она тоже сократила жизнь.

Александр Липницкий

— О душевной болезни Башлачева говорит в своих воспоминаниях на страницах книги «Знак кровоточия. Александр Башлачев глазами современников» Дмитрий Ревякин («Калинов Мост»): «Из-за своей болезни он и не мог больше писать. Именно, он болел не потому, что не писал, а, наоборот, не писал, потому что болел…. Ему надо было бы лечь в больницу, подлечиться, и все было бы нормально, я нисколько не сомневаюсь». Говорят, в 1989 году у самого Ревякина был нервный срыв, но он вовремя уехал в Забайкалье, на год прекратил концертную деятельность, подлечился и вернулся на сцену.

— В плане болезни история всегда имеет сослагательное наклонение. Почему человек прожил пятьдесят лет, а не семьдесят? Возможно, потому что он вовремя не пошел к врачу. Просто нелегко вернуться в прошлое и понять, что в Советском Союзе психиатрия в сознании интеллигенции была карательным инструментом на протяжении нескольких десятилетий. Человек боялся попасть в лапы врачей-психиатров.

Сейчас отношение медленно, но меняется. Лично у меня до сих пор осталось некое предубеждение в этом смысле. Хотя оно неверно: ведь, если зуб заболел, я не боюсь идти его лечить. Мамонов (Петр Мамонов, вокалист группы «Звуки Му», музыкант, поэт, актер. — Rublev.com), кстати, боится. Он всегда считал, что зуб во рту должен умереть своей смертью.

Александр Башлачёв

— Можно ли говорить о том, что поэзия русского рока пропитана духовностью?

— Если сравнивать его с западным роком, то да. Русский рок куда более литературен в силу исторических обстоятельств развития независимой музыки в нашей стране. Так сложилось, что в нем превалирует лирика, слово, а так как «в начале было Слово», то в русских песнях меньше быта и больше мыслей о вечном. Западная музыка больше идет от ритма, рабы из Индии и Африки внесли свою лепту.

Наш рок в меньшей степени ритмичен. Во многом это определило малую конкурентоспособность отечественных рок-групп на Западе. В современной музыке ритм является основой. Хотя мы не можем говорить только о ритме; мы говорим и о мелодии, на нем построенной. Так или иначе, музыкально мы проигрывали Западу. Сейчас, я думаю, ситуация изменилась. Сейчас границы размыты, нет железного занавеса. Значит, все в равных условиях. Литературо-центричность российской рок-музыки осталась в прошлом. И тексты уровня лучших песен Гребенщикова, Мамонова, Цоя, Башлачева в настоящее время крайне редко можно встретить у кого-либо из молодых авторов.

Но мы сейчас говорим о так называемой контркультуре. Ее представителем является, например, Жанна Агузарова. Существует версия, я слышал ее на одном из телевизионных эфиров, в котором мне довелось участвовать вместе с Василием Шумовым из группы «Центр», что, мол, Жанна Агузарова, в силу, своих психических особенностей, давно остановилась в своем развитии и никому уже, кроме врачей соответствующего профиля, не нужна. Мы с Шумовым попытались развить тезис, что главной проблемой Агузаровой было то, что она, являясь плоть от плоти контркультуры, попав, вот так, с бухты-барахты, в советскую еще эстраду, не смогла там ассимилироваться. Уйдя от нас, она осталась чужой и там. И вот в этом пограничном состоянии, несмотря на весь свой талант, она пребывает до сих пор. И этим объясняется некоммуникабельность Жанны Агузаровой в шоу-бизнесе.

Есть обратный пример — Алла Пугачева, плоть от плоти советской эстрады, в которой она — как рыба в воде. Поэтому она так много лет на нашей эстраде и рулит. Даже не столько в силу какого-то своего исключительного таланта, а в силу того, что она очень хорошо читает этот мир на шаг вперед. Это само по себе уникальное дарование — быть стратегом в шоу-бизнесе, как Пугачева. Агузарова напрочь лишена этого качества.


— Сейчас уйдет «старая гвардия» родом из СССР, что будет дальше?

— Сам по себе российский шоу-бизнес не способен создать среду, привлекательную для талантливых людей, чтобы они приходили туда, как, например, в английскую рок-музыку. В Англии музыкальная среда позволяет таланту с детства развиваться, найти себя. А у нас среда по-прежнему неблагоприятная.

Все так же неясно с ориентирами. Молодой автор, новый Башлачев, уже в пятнадцать-шестнадцать лет может стать перед выбором: писать свои неформатные баллады, и тогда его не будут слушать, и он остается в интернете со своими поклонниками, или наступить на горло собственной песне и постараться подстроиться под формат и стать звездой. С другой стороны, сегодня более благоприятные условия, чем в начале 80-х. Однако там всех держало единство, неприятие советского конформизма. И вот это вот кинчевское «Мы вместе!» — оно тогда работало.


— А сейчас — нет?

— Сейчас абсолютно не работает. Сейчас, в лучшем случае, — каждой твари по паре.


Беседовала Евгения Константинова

30 июня 2015
​Ольга Кормухина: «Бог не приемлет пошлость»
5 июня 2015
​Сергей Галанин: «Чистоты не бывает много»
26 мая 2015
​Дмитрий Ревякин: «Я живу в мире и ощущаю фон эпохи»
Последние интервью
Алексей Мякишев: «Мне в фотографии больше всего интересны люди»

В интервью для Rublev.com фотограф-документалист Алексей Мякишев, автор открывшейся в Галерее классической фотографии выставки «Колодозеро», рассказывает о фотосъемке в российской провинции, о героях своих снимков и о том, как именно он создает фотографии.

16 сентября 2016
2745
0
Епископ Варлаам: «Наша цель – помочь молодежи найти взаимопонимание»

Один из инициаторов и организаторов III Международного межрелигиозного молодежного форума епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам рассказал Rublev.com о смысле и цели мероприятия, о позитивных результатах, достигнутых за несколько лет его проведения, и о ценности традиций на Кавказе.

12 августа 2016
2498
0
10
Суб
2016