Станьте участником команды «Рублева»

cross
Поздравляем Святейшего Патриарха Кирилла с 70-летием!
Главная / Блоги / Воспоминания о генерале Панфилове
Блоги

Воспоминания о генерале Панфилове

Воспоминания о генерале Панфилове
А+
Распечатать
Фото: rublev.com

Воспоминания В.И. Панфиловой

Воспоминания о генерале Панфилове

Валентина Ивановна Панфилова, старшая дочь генерала Ивана Васильевича, была медсестрой на передовой, где воевала дивизия.

***

«На фронт с отцом уехала я. Он недолго противился. Мама тоже. Мне ведь было уже восемнадцать! Только один был уговор: никому не показывать родственной связи. Мы и не показывали. Благодаря этому я о папе многое узнала как бы со стороны. Служила в санбате, и раненые, не стесняясь, обсуждали своего комдива. Чувствовалось, любили, Батей звали. 16 ноября 1941 года немцы начали второе генеральное наступление на Москву. А утром 17 ноября санинструкторам был отдан приказ об оказании помощи раненым бойцам минометных войск. Путь пролегал через командный пункт дивизии. Воспользовавшись случаем, я в спешке заглянула к отцу. Ох, как он был рад этой встрече! Спросив про письма из дома, генерал тут же принялся восхвалять солдат своей дивизии: «Представь себе: пятьдесят стальных чудовищ идут на окопы, а горстка наших храбрецов вступает с ними в единоборство. И побеждает!» В глазах отца было столько блеска, но разве могла я тогда предположить, что это была последняя наша встреча.

К утру следующего дня число раненых с каждым часом увеличивалось. Боевые увечья, кровь, стоны разносились со всех сторон перевязочного пункта. Работать приходилось без устали. Во время очередной перевязки, успокаивая тяжелораненого бойца, который рыдал во весь голос, я вдруг узнала о гибели отца. Но плакал боец вовсе не от боевых ранений, а от того, что Батю убили!

Хоронили отца в Москве. Из всей нашей большой семьи на похоронах была я одна.

Я сразу же возвратилась в свою часть, чтобы воевать до Победы. А 6 декабря на рассвете началась оглушительная канонада. Временами казалось, что вся земля выворачивается наизнанку. Мы выскочили на улицу и первое, что увидели, — большая партия наших тяжелых бомбардировщиков, сопровождаемых «ястребками», летит в сторону позиций врага. По шоссе подтягивается техника, идут войска. Да ведь это же наступление! Сердце радостно бьется. Мы срываем шапки и подбрасываем их: «Ура! Мы наступаем!»

В тот памятный день станция Крюково переходила несколько раз из рук в руки, враг ожесточенно сопротивлялся. Раненых у нас много, но никто не хочет эвакуироваться. При бомбардировке меня ранило мелкими осколками в лицо и голову. Но, наложив повязку, я продолжаю работать. Наконец прорыв! И наши части устремились вперед, освобождая Подмосковье, Тульскую, Рязанскую области. По обочинам дорог валяется изуродованная фашистская техника, лежат трупы в мышино-серых шинелях. Навстречу нам движется колонна пленных фашистов. Удрученно скулят, коверкая русские слова: «Мы уходить... Генераль Панфилоф... Его дивизия ошень дикая...» Даже после смерти отец был страшен фашистам».


Последние письма Героя Советского Союза гвардии генерал-майора И. В. Панфилова жене, Марии Ивановне Панфиловой.

«13 ноября 1941 г.

Здравствуй, дорогая Мурочка!

Во-первых, спешу вместе с тобой разделить радость.

Мура, ты, вероятно, не раз слышала по радио, и очень много пишут в газетах о героических делах бойцов, командиров и в целом о нашей части. То доверие, которое оказано мне, — защита нашей родной столицы, — оно оправдывается. Ты, Мурочка, себе представить не можешь, какие у меня хорошие бойцы, командиры, — это истинные патриоты, бьются, как львы, в сердце каждого одно — не допускать врага к родной столице, беспощадно уничтожать гадов. Смерть фашизму!»

Иван Васильевич Панфилов

«17 ноября 1941 г.

Мура, сегодня приказом фронта сотни бойцов, командиров дивизии награждены орденами Союза. Два дня тому назад я награжден третьим орденом Красного Знамени. Это еще, Мура, только начало. Я думаю, скоро моя дивизия должна быть гвардейской, есть уже три героя. Наш девиз — быть всем героями. Мура, пока. Следи за газетами, ты увидишь о делах большевиков.

Теперь, Мурочка, как там вы живете, как дела в Киргизии, как учатся ребята и, наконец, как живет моя Макушечка? Очень о вас соскучился, но думаю, скоро конец фашизму, тогда опять будем строить великое дело коммунизма.

И. В. Панфилов»


«Валя себя чувствует хорошо, я думаю, что скоро и она будет орденоноска, приняли ее в партию, работой ее очень довольны.

Мурочка, я тебе послал 1000 руб.

Дорогая Мура, ты очень скупа, совершенно не пишешь. За все время от тебя получил одно письмо. Пиши чаще, ты знаешь, как хорошо, когда получишь весточку из дома. Пиши. Целую крепко тебя и детей: Женю, Виву, Галочку и мою дорогую Макочку. Передай привет всем...

Пиши, адрес: Действующая армия, штаб дивизии.

Целую, твой И. Панфилов.

Привет от Валюшки».


Письмо мамы

Валентина Панфилова служила со своим отцом в медсанбате. Поэтому она оказалась тем человеком, кто сообщил родственникам, жившим до 1942 года в Киргизии, о гибели И.В. Панфилова.

***

Воспоминания о генерале Панфилове

Мария Ивановна Панфилова с детьми. 1942 г.


«Добрый день, дорогие мама, Женечка, Вивушка, Галочка и Макушечка!

Знаю, что очень тяжело вам будет узнать о смерти любимого отца, но я все же решила написать обо всем случившемся подробней.

18-го числа в центральной газете было опубликовано сообщение о присвоении 316-й дивизии, которой командовал отец, звания гвардейской и о награждении 8-й гвардейской дивизии орденом Красного Знамени. Это было великой радостью для всей дивизии. Отцу было очень приятно, что труды его не пропали даром. В эти дни шли жестокие бои. Подошло крупное подкрепление танков противника, авиации и пехоты. Завязался неравный бой. Отец был всюду. Где грозила наибольшая опасность, там он принимал командование на себя, воодушевляя своей смелостью и решительностью бойцов и командиров.

И вот на одном из участков, где враг начал теснить танками... его настиг минный осколок.

Я в это время работала на передовом пункте медсанбата. Был поток раненых, от которых я услышала случайно. Было очень тяжело... Но, несмотря на это, я работу не бросила, я крепилась до последнего.

Спустя некоторое время мы получили известие, что отец находится у нас в госпитале, и я с комбатом отправилась туда к отцу. В живых его уже не было.

На следующий день из штаба армии дали телеграмму в Комитет Обороны. И когда тов. Сталин узнал о смерти тов. Панфилова, то поручил генерал-майора, героя тов. Панфилова похоронить в Москве.

Гроб был установлен в большом зале ЦДКА (Центральный дом Красной Армии — Ред.).

Все меня успокаивали, и Кузнецов (Николай Герасимович Кузнецов — в годы войны Народный комиссар Военно-морского флота, член Ставки Верховного Главнокомандования — Ред.) мне сказал: «Ну, Валентина Панфилова, какие у тебя будут вопросы к Комитету Обороны, приходи ко мне, я тебя приму. Подумай хорошенько, может, уедешь домой?» Я ему ответила, что буду до конца войны в этой дивизии и что моя отличная работа будет местью за отца.

Был торжественный вынос, выносила последняя смена почетного караула. На улице у выхода были построены бойцы и командиры различного рода войск. Все они отдали прощальный салют...

Мама и ребята, окрепните духом ненависти к заклятому врагу. Ваша месть за отца будет выражаться в хорошей работе, в отличной учебе.

Крепко-крепко целую, Валя».

3
Суб
2016