Станьте участником команды «Рублева»

cross
Поздравляем Святейшего Патриарха Кирилла с 70-летием!
Главная / Блоги / Великий пост без гарантий успеха
Блоги

Великий пост без гарантий успеха

Великий пост без гарантий успеха
А+
Распечатать
Фото: Оптина пустынь, Optina.ru

Самая опасная ошибка, которую может сделать человек, примеряясь к подвигу Великого Поста, – попытаться найти гарантии духовного успеха. Это естественно для нас: кто захочет «вкладываться» без гарантий, без «страхования вкладов»?

И действительно: почему бы не прийти к Пасхе с вычищенной добела душой и просто, без обиняков сказать Христу: «Господи! А вот и я. Я готов, приходи ко мне. Ты видел, что я отпостился, отмолился, отмучился: с моей стороны всё выполнено, я вполне готов – к Светлому Твоему Воскресению!» Ну а если ещё проще, то примерно так: «Господи! А как там с нашими духовными дивидендами?» И вот как только человек с такими мыслями начинает поститься, он тем самым сразу уничтожает духовный плод, который может получить в результате полноценного и правильного прохождения этого духовного упражнения.

Неделя о Страшном Суде окончательно расставляет все акценты. Ведь в этом евангельском чтении говорится не о том, кто постился, кто не постился, кто молился, кто не молился, а о том состоянии, с которым человек приходит на Страшный Суд. И это состояние, как правило, разительно отличается от того, что сам о себе думает человек.

Меня больше всего в этом чтении шокирует та искренность, с которой грешники недоумевают, почему их отправляют в ад. О, если бы им раньше сказали – уж они бы точно всё устроили, как полагается! Но несоизмеримо больше шокирует та же самая искренность, с которой праведники недоумевают, из-за чего это они вдруг оказываются в числе избранных. Ведь то, за что они и получают в итоге возможность быть вместе со Христом в Царстве Небесном, никогда для них не было самоцелью. Всё это – и накормить, и напоить, и утешить – для них было нечто само собой разумеющееся, они по-другому не мыслили, не понимали, как можно иначе поступать в той ситуации.

Этими жёсткими притчами, звенящими в благодушном храмовом пространстве словно гвоздь по стеклу, Церковь выбивает из-под нас те самые ложные подпорки, которые мы постоянно стараемся создавать вокруг себя для того, чтобы пост проходил успешно и благодатно – с нашей точки зрения.

Сколько бы мы ни постились, как бы усердно мы ни молились, какие бы подвиги на себя ни взяли, в конечном итоге допостившись до полного изнеможения, озлобления и непонимания, кто и зачем это всё придумал, мы неожиданно оказываемся в том единственно правильном состоянии, в котором уже невозможно не поднять свои очи вверх, к Богу и не сказать: «Господи, вот я такой, другого от меня не жди. А все остальное – зависит от Тебя».

И в этом, собственно говоря, и заключается смысл поста – в том, чтобы обрубить ложные, надуманные нами гарантии нашей близости к Богу, нашей «приличности» или даже «исключительности», чтобы вывернуть душу наизнанку, показать её, как она есть на самом деле. И показать, конечно же, не Богу – Он и так про нас все знает. Самому себе.

В этом состоянии, в чём-то близком к отчаянию, человек оказывается перед лицом Божиим уже без требования какой бы то ни было помощи, без требований или ожиданий какого-то пришествия благодати. И вот, когда человек переступает уже через порог Великого Поста и вступает в Пасхальный праздник, у него, естественно, уже не возникнет вопрос: «Господи, а что же такое? Где обещанная благодать? Я так тщательно постился, я так молился, я столько на себя подвигов взял – а никакой радости Воскресения нет!» Напротив, он скажет: «Как хорошо, что я не пытаюсь подделать в себе эту радость Воскресения – которой пока, увы, нет. Как славно, что все мои труды показали, что я должен быть благодарен Богу уже за то, что просто хожу по этой земле, более или менее здоров и могу что-то делать».

Любое другое, противоположное состояние души автоматически исключает, точнее, блокирует ту самую приходящую сверху небесную радость Христова Воскресения, которую мы никакими своими трудами не можем внутри себя искусственно воспроизвести.

Не помню, у кого точно, но где-то у святых отцов мне встретилась мысль о том, что Христово Воскресение подобно таинству, которое совершается внутри самой Церкви и в душах тех людей, которые являются частями этого тела. Это действительно совершенно удивительный момент соприкосновения человеческой предуготованности – и Божественной милости. Но как и когда происходит эта встреча, естественно, зависит прежде всего от Бога.

Почему святитель Иоанн Златоуст в своем слове, которое читается на каждом пасхальном богослужении, произносит странные с точки зрения благочестия слова: приидите, постившиеся и непостившиеся, воздержницы и лентяи? Тем самым, казалось бы, он полностью выбивает почву из-под всего церковного устава, который требует, чтобы человек со всяким вниманием и тщательностью соблюдал Великий Пост.

На самом деле здесь нет никакого противоречия. Да, очень важна наша человеческая сторона. Да, если мы это не делаем по каким-то причинам, мы тем самым свидетельствуем о каком-то странном отношении к Богу. Но вовсе не мера нашего поста определяет, придет ли Христос в душу человека или не придет.

Мы знаем, что бывают случаи, когда человек, никогда не постившийся и не ходивший в храм на протяжении всей жизни, оказывается вдруг внутри этой стихии пасхального богослужения, этой танцующей, ликующей радости. И его прошибает: он понимает, что здесь происходит что-то такое, что в миру в обычном состоянии не бывает. Это невозможно воспроизвести только человеческими усилиями, спев, развеселившись, потанцевав, выпив чего-нибудь горячительного. Всё это будет совершенно другого качества: та радость, которая пробивается сквозь службу, она иная, инаковая. Не будет той самой всепоглощающей торжественности, которым пропитано все пасхальное богослужение.

Иногда в первый день пасхального богослужения все стоят умаявшиеся от праздничных приготовлений, с кислыми перепостившимися лицами, еле выжимают из себя «Христос Воскресе», но стоит немного понаблюдать, и заметно, как эти люди буквально на следующий день изменяются. Ведь и у души человека тоже есть определенная инерция. Она тоже требует постепенного вхождения в эту пасхальную ликующую радость. И в этом ничего страшного нет.

То, что человек не увидит внутри себя сразу этого отблеска Божественного света, совершенно не должно смущать. Наоборот, вдохновлять: я на своём месте, там, где и должен быть. Это хороший знак того, что по сути все правильно, я не надеюсь на то, что во мне есть хотя бы какие-то малые требования или малые гарантии со стороны Бога, что если я сделаю то-то и то-то, Он обязательно приходит. Я делаю максимально всё, что могу, но конечный результат полностью ввергаю в Его волю. Если Он не хочет ко мне приходить здесь и сейчас, если Он не хочет, чтобы я испытал эту полноту радости, которую, может быть, вокруг меня испытывают все остальные, надо остановиться и возблагодарить Бога за тот ценнейший опыт, которым Он нас научает: «Господи, мне уже хорошо от того, что я знаю, насколько без Тебя мне плохо!»

3
Суб
2016