Станьте участником команды «Рублева»

cross
Поздравляем Святейшего Патриарха Кирилла с 70-летием!
Главная / Блоги / Узнать о вере соседа
Блоги

Узнать о вере соседа

Узнать о вере соседа
А+
Распечатать
Фото: Александр Егорцев

30 июля в Дагестане на берегу Каспийского моря открылся III Международный межрелигиозный молодежный форум, объединивший сотни молодых жителей Северо-Кавказских республик — христиан, мусульман, иудеев.

Изначально с инициативой проведения такого мероприятия выступила Махачкалинская епархия Русской православной церкви, вскоре идею молодежного межконфессионального общения поддержали Муфтият Республики Дагестан и Совет иудейский общин Дагестана.

К конференциям и круглым столам с участием представителей разных конфессий и национальностей в России уже привыкли, правда, носят они зачастую слегка формальный характер. VIP-доклады традиционно содержат призывы к толерантности и заверения в братской любви, при этом не всегда отражая реальную действительность.

Но форум, проходящий сейчас в Дагестане, действительно уникален и по-настоящему любопытен. В течение недели на побережье Каспийского моря на территории базы отдыха «Солнечный берег» будут жить и общаться друг с другом молодые люди — православные, мусульмане и иудеи Кавказа. Основные участники — молодежь из Чечни, Ингушетии, Дагестана, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Ставропольского края. Что очень важно, большинство из них — «практикующие» верующие, серьезно относящиеся к своей религии и традиции. За эти дни им предстоит преодолеть барьер в общении, познакомиться с религиозной традицией своих соседей и рассказать о своей собственной вере.

День пятый. Завершение I смены

3 августа состоялась церемония закрытия I смены Международного межрелигиозного молодежного форума, в течение пяти дней проходившей на территории Дагестана. Подводя итоги работы, заместитель председателя Правительства Республики Дагестан Рамазан Джафаров отметил:

– Приятно осознавать, что I смена состоялась именно в Дагестане. От имени Главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова и от себя лично поздравляю всех с тем, что все запланированные мероприятия прошли успешно. Самое главное, что за дни, проведенные вместе на одной базе, вы сдружились и узнали друг друга с лучших сторон. До новых встреч, друзья!

Церемония закрытия I смены Международного межрелигиозного молодежного форума

На церемонии закрытия епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам обратился к участникам форума с напутствием:

– У каждого из нас есть малая родина, но наш общий дом – Россия. И я чувствую, что все участники форума испытывают гордость за свою страну. Я видел, с какой искренностью молодые люди задавали вопросы, как у них горят глаза – они действительно переживают за судьбу России, за свою веру. Дай Бог всем мира духовного и преуспеяния в трудах и делах!

Многие успели отметить неформальный формат этого межрелигиозного молодежного форума. Махачкалинской епархии Русской православной церкви, стоявшей у истоков его проведения, удалось добиться главного – не только собрать в одном месте молодых представителей трех мировых религий, но и зародить в них интерес к традициям и уважение к вере соседей.

Конечно, проблем в области межнациональных и межрелигиозных отношений за последние 20 лет накопилось очень много, тем более в таком пестром и взрывоопасном регионе, как Северный Кавказ. Их можно и нужно сообща преодолевать.

Ксения Тихомирова, соучредитель портала Rublev.com

– Проблемы нельзя игнорировать – их надо решать! – предупреждает Ксения Тихомирова, соучредитель портала Rublev.com (информационного партнера форума). – Это как в большой семье: если возникают проблемы и споры, вся семья садится за стол и вместе думает, как жить дальше. А Россия – это тоже семья, только очень большая…

I смена Межрелигиозного молодежного форума завершена в Дагестане, но уже через несколько дней форум продолжит работу в Чечне – II смена откроется в городе Грозном. III смена пройдет в конце августа в Ингушетии.

Церемония закрытия I смены Международного межрелигиозного молодежного форума

День четвертый. Дискуссии

2 августа – самый насыщенный по интеллектуальной нагрузке день форума. Встречи с руководителями традиционных конфессий Кавказа, межрелигиозные дискуссионные площадки и, как кульминация, итоговый круглый стол на тему «Ответственность конфессий и общества за предотвращение экстремизма и радикальных течений».

Утром молодые участники форума встречаются с представителем Совета иудейских общин Республики Дагестан. Борис Абрамович Ханукаев читает лекцию об иудаизме и традициях еврейского народа. Можно, конечно, прочитать то же самое и в учебнике по «Основам религиоведения» – но там будет изложен лишь сухой, безжизненный и скучный материал. А здесь мы все имеем возможность вживую пообщаться с носителем религиозной традиции, задать вопросы, увидеть общие ветхозаветные корни христианства, ислама и иудаизма. А заодно и задуматься над принципиальными различиями мировых религий.

Встреча с Борисом Абрамовичем Ханукаевым и разговор об иудаизме

Далее форумчане, разбившись на группы, принимают участие в трех дискуссионных площадках. Особенно любопытные споры разгорелись в группе, обсуждавшей тему «Северный Кавказ: религия в светском, многонациональном обществе». Острая дискуссия завязалась вокруг запрета на хиджаб и головные уборы для девушек и женщин-мусульманок в стенах общеобразовательных школ России.

По мнению директора Центра этнополитических исследований Пятигорского лингвистического университета Майи Аствацатуровой, «национальные и религиозные одежды – это демонстрация различий, что может привести к розни между людьми».

С Аствацатуровой не согласились представители мусульманского духовенства. Они обратили внимание на то, что покрытие головы для мусульманской девушки – это не просто дань моде или национальная традиция, это необходимое соблюдение постулатов веры. Нарушение таких правил тяжело переживается верующими людьми и может негативно сказаться на отношении части мусульман к государственным институтам власти. Представители ислама с сожалением отметили, что государственный запрет на хиджабы теперь активно используют в своей пропаганде различные радикалы.

– Ну, хотя бы официально разрешили нашим девушкам компромиссный вариант в виде платка на голове! Ведь такие строгие запреты – они только на руку экстремистам, которые заявляют, что государство запрещает соблюдать установления ислама. Есть и еще одна проблема: если девушке приказывают снять платок, верующий отец просто не пустит ее в следующий раз в школу. Поэтому разрешение носить в школе платок во многом сняло бы эти проблемы и общественное напряжение, – констатировал один из выступавших.

Участники дискуссии

Примечательно, что в этой дискуссии мусульман поддержали православные священнослужители. В качестве примера они привели ношение крестика. Крест на шее – это не украшение, а своего рода исповедание веры.

Редактор портала «Патриархия.ру» диакон Дмитрий Асратян высказал мнение, что необязательно (да и не нужно) во всем подстраиваться исключительно под правила и вкусы атеистов:

– Окружающие тоже должны осознавать, что живут, в том числе, и среди религиозных людей. А если кого-то смущает в школе еврейская кипа, мусульманская тюбетейка или православный крестик – это не должно быть проблемой верующего ребенка! Это проблема отношения окружающих. Нужно воспитывать общество в уважении к вере другого человека. Чтобы не было таких диких перекосов, как в Англии, например, когда стюардессу уволили с работы только за то, что заметили у нее на шее крестик.

Майя Аствацатурова настаивала на обратном:

– Школьная форма для того и создана, чтобы сгладить и не демонстрировать эти различия, которые вносят в общество рознь.

В усиливающуюся полемику вступил председатель комиссии Общественной палаты Московской области по вопросам миграционной политики, межнациональных и межконфессиональных отношений, руководитель Сергиево-Посадского отделения мотоклуба «Ночные волки» Алексей Вайц. Он предостерег представителей государственных структур от чрезмерного давления на религиозную практику традиционных конфессий.

– Нам всем лучше постараться избежать государственного регулирования в области религиозных постулатов, – высказал пожелание Алексей Вайц, – Наши традиционные религии за века выработали правила сосуществования, опыт мудрого взаимодействия. Когда же государство начинает жестко регламентировать жизнь и поведение верующих, внедряясь в область религиозных постулатов, это не приводит ни к добру, ни к консолидации.

Алексей Вайц

Сохраняя нейтралитет в разгоревшихся спорах, министр по национальной политике Республики Дагестан Татьяна Гамалей заметила, что очень часто «религиозное» связано с «этническим». И многие конфликты зачастую происходят по стандартной схеме: начинается с бытовой ссоры, затем добавляется религиозная почва, наконец, конфликт приобретает характер межнационального. И нужно как-то предотвращать такие противостояния. Как тревожный пример, Татьяна Гамалей привела результаты соцопроса среди студенческой молодежи:

– В Дагестане студенты отвечали, что хотели бы больше общаться с представителями именно своей веры, то есть выбирали общение с единоверцами. Конечно, это наследие последних 20 лет, когда даже пятилетние дети, прежде чем начать играть во дворе, спрашивали, какой ты национальности. Поэтому сегодня мы только начинаем выстраивать диалог, так необходимый всему нашему обществу!

– Нам нужно научиться слышать и понимать друг друга, – добавил Алексей Вайц, – Потому что по-настоящему верующий человек всегда поймет другого верующего.

Завершая дискуссионную программу, директор Центра этнополитических исследований Майя Аствацатурова отметила, что граждане подчас «не осознают всей ценности нашей государственности, многонациональности».

Четвертый день работы форума завершился итоговым круглым столом на тему «Ответственность конфессий и общества за предотвращение экстремизма и радикальных течений». Обращаясь к участникам круглого стола, епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам сказал:

– Невозможно человеку искренне возлюбить Бога, если в своем сердце он хранит ненависть к ближнему. Такого человека нельзя назвать верующим, потому что в его сердце нет мира. Когда мы, представители основных религий, поймем, что нам необходимо строить общее будущее, что без него не будет мира и согласия, то мы должны начать прежде всего с себя и показать добрый пример верующих людей.

Епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам

Заместитель муфтия Республики Дагестан Мухаммад-хаджи Магомедов отметил, что сегодня серьезную опасность для молодежи таят в себе социальные сети. Пока родители вынуждены с утра до ночи зарабатывать средства на жизнь, их дети сидят в интернете, компьютерах и мобильных телефонах. Интересуясь исламом, молодежь черпает сведения в основном из интернета, но там, как правило, встречается не духовно-просветительская работа, а именно пропаганда.

– Сколько у нас семей, которые совратились в экстремизм? – с горечью обратился к участникам форума Мухаммад-хаджи Магомедов, – Бывает так, что муж не знает, где жена, а она, оказывается, уехала на войну. Даже о джихаде люди узнают опять же из интернета. Слово «шахид», часто употребляемое в СМИ, общество ассоциирует с террористами. Но ведь это не так! Чтобы исправить ошибки, нам нужно наладить качественное духовное просвещение мусульман.

Заместитель муфтия Дагестана призвал изучать основы вероучения, тщательно исследуя источники и прислушиваясь к голосу авторитетных богословов.

– Почему мы слушаем арабских проповедников? Ведь у нас в Дагестане есть своя традиция древнего ислама, идущая от сподвижников самого Пророка. Сегодня в Сети ищут ответы на все вопросы, не вникая, кто выложил эту информацию и в какой интерпретации, не задумываясь, к каким последствиям это может привести, — подытожил Мухаммад-хаджи.

Круглый стол продлился до самой ночи. Обсуждаемые на нем вопросы актуальны в последнее время не только для России.

Европа, Ближний Восток, США – повсюду наблюдается активизация религиозного экстремизма, переходящая порой в терроризм. И было бы наивно полагать, что только силовые структуры смогут обезопасить общество от этих угроз. Проблема давно приобрела глобальный характер, и решать ее нужно комплексно, немаловажную роль в профилактике экстремизма может сыграть просветительская деятельность авторитетных духовных наставников ислама, иудаизма и христианства.

День третий. Разрушение стереотипов

1 августа. В программе участников Межрелигиозного молодежного форума – мастер-класс по стрельбе из лука, встреча с известными дагестанскими спортсменами и чемпионат по футболу. Можно присмотреться к молодым делегатам из разных республик Кавказа, поближе пообщаться с мусульманами.

На форум приехала не просто молодежь, а именно верующие, практикующие мусульмане. Большинство из них серьезно изучают Коран, регулярно молятся, впоследствии, возможно, пойдут по пути религиозного служения. Намаз, как и установлено в исламе, совершают пять раз течение дня и ночи.

Когда приближается время намаза, кто-то из форумчан идет в специально отведенную для мусульман молитвенную комнату, другие остаются в своих гостиничных номерах, расстилают коврики и там совершают положенные молитвы и поклоны.

Почти все ребята из Дагестана отличаются крепким телосложением, избегают спиртного, занимаются спортом. Дагестан – это море и горы, соответственно чистейший целебный воздух, о котором москвичам и вообще горожанам центральной России остается только мечтать.

Намаз

Кстати, ни одного курящего среди молодых дагестанцев, участников форума, за все дни мне так и не встретилось. Понятно, что такой аскетический образ жизни характерен далеко не для всех дагестанцев. Что бы там ни говорили о строгом запрете на спиртное – водку, пиво и вино употребляют и на Кавказе. Одна из причин, по всей видимости, в общем для всех религий процессе секуляризации, обмирщения общества. Только здесь, в Дагестане, это менее заметно и в глаза не бросается.

Знакомлюсь с одним из местных юношей. Рыжеватый парень из Махачкалы сожалеет, что сегодня о Дагестане и исламе у многих сложилось предвзятое впечатление, будто тут постоянно теракты, стрельба, а всю республику заполонили ваххабиты и религиозные экстремисты. Посмотришь новости: Дагестан на слуху только в контексте телерепортажей об очередном взрыве, режиме КТО и ликвидации боевиков.

– Но Вы же были вчера в Дербенте, целый день ходили по улицам, вы сами видели, как у нас спокойно. Да, в прошлые годы была напряженность, сейчас нормально. Конечно, встречаются проповедники экстремизма и ваххабиты, но это скорее в некоторых горных селах и отчасти в Хасавюрте.

– И как на них реагируют местные?

– По-разному, но в целом негативно. Их вера отличается. Они отрицают наши национальные традиции, даже почитание предков и родителей. Построили они как-то свою мечеть, но у нас местные были против, вскоре ее экспроприировали.

Пока участники форума соревнуются в стрельбе из спортивного лука, играют в футбол и купаются в бассейне, сотрудник оргкомитета соглашается отвезти меня в Махачкалу. Там проходит Международная богословская конференция «Возрождение традиционного духовного наследия мусульман: вызовы, проблемы и перспективы». В столицу Дагестана со всей России съедутся известные имамы, муфтии и духовные авторитеты, в их присутствии будет открыта новая большая мечеть.

Состязание в стрельбе из лука

Дорога занимает около часа, водитель Мурад, житель Махачкалы, рассказывает о культуре и обычаях мусульман. У него высшее образование, интеллигентный, серьезный, глубоко верующий. Даже курение считает недопустимым с точки зрения норм ислама. На окраине Махачкалы слева от трассы показывает скульптуру женщины:

– Это у нас памятник Русской учительнице, так и называется. К русским здесь хорошее отношение. В Махачкале есть целый район, в котором преимущественно жили русские, там и храм православный. Скажу больше: я свою дочь хотел бы отдать в русскую школу, но не знаю пока, как решить вопрос с покрытием головы. Мусульманская девушка, как только она достигает зрелости (а это знает и решает прежде всего ее мать), должна надевать головной убор – так предписывает ислам. Пойми, для нас, верующих мусульман, это очень важно! Это не какой-то внешний формальный обряд, это больше, чем традиция – это норма, правило поведения для верующего человека. И на людях, даже в школу, моя дочь будет ходить в платке, говорю это как отец.

– Мурад, меня это ничуть не смущает. У нас в Православии тоже есть похожее правило: при посещении храма замужняя женщина должна покрыть волосы платком или косынкой. В этом нет фанатизма – обычное проявление скромности, смирения и благочестия. И, думаю, в этих вопросах верующий всегда поймет другого верующего.

За время пути между нами завязывается любопытный и очень важный диалог. Осторожно, чтобы ненароком не обидеть собеседника и не потерять установившийся контакт, задаю наиболее больной вопрос, давно волнующий миллионы россиян:

– Здесь, в Дагестане, среди молодежи мы увидели потрясающих, замечательных людей, доброжелательных, глубоко верующих, культурных. Они соблюдают традиции, уважают старших, не прикасаются к чужим девушкам. Но как же так получается, что, попадая в центральную Россию, к примеру, в ту же Москву, молодые дагестанцы начинают вести себя совершенно иначе? И получается, что на примере какой-то шпаны, отдельных зарвавшихся отморозков, люди судят обо всех дагестанцах – но ведь это же неправильно?

– Да, это действительно тяжелая проблема. Мы здесь в Дагестане сами бываем возмущены, когда кто-то из наших там так себя ведет. Своим поведениям они позорят наш народ. Я много думал об этом, пытался понять, почему так происходит. Здесь много факторов. Играет роль отсутствие культуры и внутренней веры у некоторых из тех молодых, кто туда едет. Ведь не забывайте, что Дагестан – это не мононациональная республика, здесь проживает множество народностей. И даже между собой у них бывает конкуренция и случаются конфликты. Иногда в Махачкалу приезжает какая-нибудь молодежь из горных селений, необразованные, невоспитанные, неверующие. В своем селе под присмотром родителей и родственников они привыкли жить по одним правилам, придерживаясь строгих нравов. Но, попадая в Махачкалу, вырвавшись из-под присмотра, начинают как бы «отрываться», ведут себя гораздо развязнее. А теперь представьте, если такие юнцы уезжают в Москву… Там у вас тем более много соблазнов: свободный алкоголь, девушки, дискотеки. Помножьте все это на нашу горячность, кавказский темперамент, стремление к лидерству, национальную гордость (для Кавказа это нормально и естественно). В менталитете у нас еще с детства заложено, что мужчине нельзя проявлять слабость. Отсюда, возможно, вызывающее поведение. Хотя вера учит еще и терпению, но об этом многие забывают. Молодежь не всегда осознает, что там у вас другая культура, религия, традиция, правила, которые нужно узнавать и учитывать. Они об этом не задумываются и ведут себя иногда слишком заносчиво.

– Начинается с какой-нибудь мелкой ссоры в кафе или на дискотеке. Что-то не поделили, кто-то кого-то задел – пошла драка, вскоре в ход пускаются ножи и все, что попадется под руки…

– Да, и дальше, как снежный ком. Толпа, увечья, пострадавшие – в результате мелкая ссора приобретает большой резонанс, люди возмущены, и преподносится это уже как межнациональный конфликт. А это для России очень опасно. Ведь достаточно одной спички, чтобы на ровном месте, из-за какой-то ерунды полыхнул локальный межнациональный конфликт. И потом поздно будет разбираться, кто прав, кто виноват… Поэтому необходимо больше внимания уделять воспитанию, прививать веру. А что такое вера? Это не только следование традиции, посещение мечети, совершение намаза и других установлений. Вера должна внутренне менять человека. А у нас нередко наоборот – человек пытается изменить под себя веру. Скажем, был он раньше атеистом и занимался рэкетом, а потом стал мусульманином. Ходит теперь, как другие, в мечеть, читает Коран, совершает намаз. А привычки старые все равно остались. И тогда, вместо того чтобы самому измениться, он ищет оправдания своим старым наклонностям. Желая обогатиться за чужой счет, не своим трудом, он начинает говорить, что можно отобрать у «неверного» (немусульманина), мол, это «налог». То есть этот человек каким был, таким и остался, а религию подгоняет под себя.

На базе

За разговором мы доехали до новой мечети. Она была величественна и огромна, по бокам возвышались два минарета, острых, как игла. Имамы и муфтии уже разъехались по селам, возле мечети оставалось множество мужчин в белых праздничных рубашках.

– У нас в Дагестане очень много мечетей, – пояснил Мурад, – около 2 тысяч. И строятся новые. Люди тянутся к вере.

– А скажи, Мурад, бывало ли так, чтобы местные жители, дагестанцы протестовали против строительства новых мечетей?

Мурад, похоже, еще не понял, к чему я клоню и, на секунду задумавшись, ответил:

– Да, был один такой случай. Люди стали протестовать против строительства мечети. Потому что ее хотели построить на месте бывшей свалки. Ну, сами посудите, кому это может понравиться? Поэтому люди протестовали и попросили выделить для мечети более достойную территорию.

Я слушал Мурада и с горечью вспоминал, как в прошлом году по Москве прокатилась волна протестов против строительства новых православных храмов. Вспомнилось и то, как в июле 2015 года на одном из митингов в Лосиноостровском районе лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин в мегафон произнес: «Я и сам православный, но если им нужен храм, то пусть себе строят его где-нибудь в промзоне!»

Я слушал размышления Мурада и еще больше проникался уважением к этому сдержанному и вдумчивому дагестанцу. Заговорившись, мы проскочили нужный поворот. Сразу за перекрестком Мурад остановился и включил аварийку. За нами собралась небольшая пробка, нас стали объезжать, кто-то из водителей подал звуковой сигнал, напомнив, что мы не одни на дороге. Остальные терпеливо ждали, пока мы перестроимся в крайний левый ряд. Мне подумалось, что в Москве в такой же ситуации мы бы услышали о себе множество нелицеприятных эпитетов и поймали бы десятки уничижительных взглядов. А здесь, в Махачкале, к этому относятся как-то спокойнее, снисходительнее.

Но в целом манера вождения в Дагестане вызвала удивление! Ездят, конечно, по правилам, но все равно на перекрестках впечатление хаотичности. Тут кто как успеет проскочить. Сразу вспомнился анекдот: почему настоящий джигит проезжает перекресток на красный свет, а на зеленый стоит? Потому что с другой стороны тоже может ехать настоящий джигит…

Ежеминутно на улицах слышны визг тормозов и свист шин. Дагестанцы очень любят резкий старт с пробуксовкой (чтобы аж дым из-под колес), а когда на переходе появится пешеход, также резко вынуждены тормозить. Но пешеходов пропускают – это уже свидетельствует о культуре вождения.

Среди автомобилей заметен сильный контраст. Можно встретить и «Хаммер», BMW, Mercedes, внедорожник «Порше». Но большая часть машин – старые подержанные «Лады»: «пятерки», «девятки» и, конечно, любимейший на Кавказе хит отечественного автопрома – «Лада Приора».

– «Приоры у нас действительно в большом почете, – признается Мурад. – Оптимальное соотношение цены, качества и скоростных качеств. Вазовские движки обычно очень резвые! И в ремонте «Лады» неприхотливы. Поэтому, если нет денег на хорошую иномарку, покупают «Приору». Продать ее потом тоже легко. Так что на заводе ВАЗ, пожалуй, могут быть благодарны Северному Кавказу – ведь именно у нас обеспечивается основной спрос на их продукцию.

Высадив меня недалеко от центральной площади, у Дома дружбы, Мурад отправился по делам, а поздно вечером пообещал где-нибудь подобрать, чтобы отвезти обратно. Полдня можно было спокойно гулять по Махачкале. Пешком, а не из окна экскурсионного автобуса – только так и узнаешь город и его людей.

Огромная площадь перед Домом правительства, с двух сторон построены небольшие мечеть и православный храм – это личная инициатива президента республики Рамазан Абдулатипова. На площади до позднего вечера прогуливаются мамаши с колясками, безмятежно играет множество детей.

Дагестанцы – очень разные, некоторые даже могут иметь европейскую внешность. Порой в Махачкале сразу и не поймешь – русский перед тобой или дагестанец.

В парке на набережной тоже семьи с детьми, мороженое и аттракционы. Захожу, любопытства ради, на центральный городской пляж. Здесь людей слишком много, свой колорит и строгая восточная мода. Женщины заходят в море прямо в одежде: в рубашках или халатах – этого требуют традиции и религия.

Привлекли внимание расклеенные на столбах по всему городу объявления о вакансиях в некие таинственные отделы: «Ищу толкового заместителя. Договоримся!», «Срочно! Приму женщину средних лет в отдел». На афишах Даггосфилармонии реклама сольного концерта «Звезды Кавказа», спонсором звезды выступают местные бензоколонки и салон красоты «Сосо».

Надо бы где-то пообедать, ныряю в первое попавшееся кафе: шашлык из баранины и телятины (свинины нет, мусульмане не употребляют), вкусная уха из семги – цены чуть ниже московских.

От еды отвлекает звонок на мобильный: близкие из Москвы взволнованно спрашивают, все ли с нами в порядке? По телевизору только что сообщили: в Махачкале взрыв в одном из кафе, много пострадавших и тяжело раненых…

Но здесь ничего не слышно, в центре города жизнь идет своим чередом.

Около десяти вечера меня находит Мурад и везет обратно к Избербашу, на базу, где проводится Межрелигиозный форум.

– Ну, как? – спрашивает. – Убедился, что у нас спокойно?

– А что за взрыв сегодня был в каком-то кафе?

– Это не теракт – газовый баллон в банкетном зале взорвался. Более двадцати раненых. Свадьбу там отмечали – поэтому так много пострадавших. Некоторых на самолете отправят оперировать в Москву.

К Избербашу подъезжаем уже ночью. На базе кромешная тьма, в бухте по всему побережью вырубило электричество. Но форумчане не спят, многие спешат на море – полюбоваться красотой ночного южного неба. Пока нет освещения и не слепят в глаза фонари, на небосводе отчетливо видны созведия и млечный путь.

Мойша, раввин из города Грозного, и его чеченский коллега Соломон стоят, запрокинув головы, и считают падающие звезды. Покончив с занятием, замечают на земле толстого ежика. Начинают его дразнить, пытаются перевернуть на спину. Ощетинившись иголками, пухлый комок весь дрожит, упирается, но даже и не пробует убежать, грозно шипит. У ежа, видно, тоже независимый темперамент, кавказский…


День второй. Дербент. Мультикультурализм по-дагестански

31 июля участники Межрелигиозного форума отправились в древнейший город Кавказа — Дербент. Для православной группы воскресное утро началось с литургии.

Небольшой и уютный Свято-Покровском храм — единственный православный в Дербенте. Поразило, что в воскресенье на литургии совсем мало людей, в основном старики и дети. Русских в Дербенте осталось около 10 000, но и из них в храм ходят почему-то лишь единицы. Приезд участников Форума вызвал у прихожан удивление: давно, признаются, в храме не было столько народа.

После литургии к Покровской церкви подъехали оставшиеся автобусы с группами мусульман и иудеев. Отец Николай, старейший духовник Дагестана, показал почитаемую икону святителя Николая Чудотворца:

— Вы видите на иконе множество украшений, серебряные цепочки, кольца, кресты — это люди приносят в благодарность за помощь святого, как знак того, что после молитвенного обращения к святителю в их жизни произошло чудо. Но сюда нередко приходят и мусульмане, справа от образа Николая отдельный киот, где видны драгоценные украшения, которые оставили в благодарность мусульмане.

После беседы со священником участники Форума направились в знаменитую крепость Нарын-кала. Правда, на узких дербентских улочках автобус то и дело застревал на перекрестках, из-за кое-как припаркованных легковушек. Подбегавшие водители пробовали переставить свои авто, но они не заводились. Было любопытно наблюдать, как тут же собиралась небольшая толпа помощников: кто-то начинал «регулировать» движение, другие вручную отталкивали заглохшую машину, расчищая дорогу автобусу.

Дербент — город контрастов, на улицах много стареньких потрепанных авто (в основном, «Лады» — «пятерки», «девятки» и «Приоры»), но можно встретить и крутейший внедорожник «Порше» и новенькую БМВ. А уж как тут ездят на горных дорогах и узких улочках — только диву даешься, что они каким-то чудом не сталкиваются и не бьются!

Старинная часть Дербента чем-то напоминает Иерусалим: тоже на горах, лабиринт узких улочек, низкие домики древней кладки — как и в Иерусалиме, стоит на минуту замешкаться и тут же заблудишься, отстанешь от группы.

В крепости Нарын-Кала

Крепость Нарын-кала, огромная и величественная, на всех производит сильное впечатление. С крепостных стен захватывающий вид: с одной стороны — подножие гор, с другой — Каспийское море и весь город, как на ладони.

В сознании большинства россиян Дагестан представляется как исключительно мусульманский регион. Хотя исторически здесь перемешались многие древние религии: иудеи, православные, армяне, были в древности и зороастрийцы.

На вершине дербентской крепости не так давно археологами был открыт еще один загадочный памятник древности. Уходящий глубоко в землю крестообразный резервуар. До недавнего времени считалось, что его предназначением было хранение воды, то есть это раннее водохранилище.

Однако известный археолог и историк Кавказа Александр Кудрявцев (сам уроженец Дагестана), проводивший раскопки в Дербенте, смог научно доказать, что в водохранилище этот памятник перестроили гораздо позже, в XVII веке. Но изначально это был христианский храм.

Его стены ориентированы по сторонам света, что немного странно для водохранилища. Он имеет крестообразную форму, которая абсолютно схожа с христианскими храмами. Но что самое удивительное и сенсационное — его датировка. Этот христианский храм в сердце Дербента мог быть по-строен еще в V веке.

Христианство на Кавказе распространялось еще в апостольские времена, то есть с первых веков нашей эры. Согласно письменным источникам, к V—VI векам Дербент был уже одним из крупнейших христианских центров. То есть еще до появления на свете ислама на территории Кавказа в числе других религий было широко распространено христианство. Позднее христиан стали теснить последователи зороастризма. В VII веке пришли арабы. Христианство на многие столетия было вычеркнуто из истории большинства народов Кавказа, сохранившись лишь в отдельных, и то по большей части пере-строенных в мечети и иные сооружения, памятниках.

В Джума-мечети Дербента

После крепости Нарын-кала участники Форума отправились в древнейшую на Кавказе Дербентскую Джума-мечеть. Между православными и мусульманами завязался диалог по поводу различий в традиции, кто-то из юношей спросил:

— А правду говорят, что у вас, мусульман, пост с утра до заката солнца, потому что ночью Аллах спит и не видит?

— Конечно же нет, — стал объяснять юноша-мусульманин. — Это все россказни. Всевышний видит все и в каждый момент, а пост так установил в качестве меры воздержания.

После Джума-мечети состоялось посещение старого мусульманского кладбища, где находится древняя святыня ислама — захоронение сорока сахабов, сподвижников пророка Мухаммеда, которые принесли ислам в эти края и погибли, защищая Дербент от нашествия хазаров. Рядом с памятниками сахабам находится мавзолей-гробница дербентских ханов.

Уже к вечеру участники Форума посетили огромное здание дербентской синагоги «Келе-Нумаз». Местные раввины провели экскурсию по своему музею. Рассказ о традициях иудаизма вызвал нескрываемый интерес и у мусульман, и у христиан. Несмотря на принципиальные различия, христианство, ислам и иудаизм — религии авраамические, их объединяет вера в Единого Бога, одинаково почитаются пророки Ветхого Завета и даже многие со-временные имена христиан, мусульман и иудеев этимологически совпадают, хотя и различаются в произношении.Уже покидая мечеть, один из молодых мусульман задал раввину волнующий его вопрос:

— У вас в синагоге я заметил бутылку вина. А Бог разрешает употребление спиртного?

На что раввин, не растерявшись, простодушно ответил:

— Всевышний тебе вино запретил, а мне нет. Только напиваться не разрешено.

Если говорить о мультикультурализме, то это как раз Дагестан. В нем проживает больше тридцати коренных народностей (аварцы, даргинцы, кумыки и множество других), они говорят на восьмидесяти языках и диалектах. Зачастую даже сами дагестанцы из разных районов и сел не всегда могут понять друг друга и вынуждены переходить на интернациональный русский язык.

Эта совместная поездка молодых мусульман, православных и иудеев в Дербент внесла в их жизнь новый опыт взаимного общения и обогащения знанием культурных и религиозных традиций своих соседей.

В дербентской синагоге


День первый

В разных частях лагеря обустроены молитвенные комнаты для христиан, иудеев и мусульман. Здесь и в помине нет экуменизма. Скорее, это опыт совместного близкого общения и узнавания друг о друге — что для Кавказа особенно важно!

…Первый день. Еще идет размещение участников. Мусульмане, христиане и иудеи сбиваются в кучки по отдельности, заметна некоторая взаимная настороженность. Но постепенно контакт с соседями налаживается. Все собираются у бассейна, в столовой и на совместных лекциях, которые по очереди проводят муфтии и священники. Между духовными лидерами завязывается диалог, а молодежь за ним наблюдает. И это тоже немаловажно, когда молодые христиане, иудеи и мусульмане видят своих духовных наставников, мирно и увлеченно беседующих друг с другом.

После суток, проведенных вместе, организаторы форума проводят любопытный тренинг: участники должны перед аудиторией рассказать о том, что они знают о вере и традициях своего соседа. Мусульмане о христианстве, христиане об исламе и так далее. Так постепенно проявляется интерес к особенностям культуры и религии твоего соседа, а с ними и уважение.

После очередного общения проводится встреча с временно исполняющим обязанности муфтия Республики Дагестан Магди-хаджи Мутаиловым. У ребят-мусульман уже накопилось немало вопросов: можно ли заходить в христианские храмы, можно ли поздравлять соседей ино

Другие статьи автора
Аргунское ущелье: дорога к миру

Быть в Чечне и не посмотреть Аргунское ущелье – все равно что Чечни не видеть! Обычно визитерам показывают восстановленную и до неузнаваемости преображенную столицу республики: Грозный-сити и его высотки, окруженную четырьмя иглами-минаретами мечеть «Сердце Чечни», напоминающую Софийский собор в Константинополе, по-европейски ухоженные центральные улицы и проспекты – Путина и Кадырова. Но это еще не вся Чечня…

25 августа 2016
3403
0
3
Суб
2016