Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / ​Страсти по «Торфянке». Парк, храм и политтехнологии
Блоги

​Страсти по «Торфянке». Парк, храм и политтехнологии

​Страсти по «Торфянке». Парк, храм и политтехнологии
А+
Распечатать
Фото: Александр Егорцев

Третий месяц продолжаются круглосуточные дежурства в палатках, митинги КПРФ и «Яблока», мелкие ссоры сторонников и противников. На «Торфянке» плотно обосновались журналисты.

Журналистом сегодня может стать каждый — стоит только заснять на смартфон какую-нибудь перепалку с криками (а лучше с ОМОНом) и выложить «эксклюзив» в социальные сети, желательно снабдив каким-нибудь истеричным комментарием в стиле «наших бьют».

И все-таки интерес общества к этому конфликту постепенно стал угасать. Во-первых, многие из «политически активных» граждан и их лидеров разъехались в отпуска, на дачи и южные моря.

Но самое главное, сами местные жители Лосиноостровского района (от имени которых все эти месяцы митинговали «Яблоко» и КПРФ) начали внимательно знакомиться с документацией и задавать вопросы.

Оказывается, в постановлении правительства Москвы №280-ПП от 30 апреля 2013 г. (которое никто не отменял) под храм на Осташковском проезде выделяется всего лишь 0,2 га. Как следует из Приложения 3 к данному постановлению, при площади парка в 16,4 га Казанская церковь займет лишь 1% от всей территории (а не «весь парк» или «половину парка», как ранее утверждали представители КПРФ). Какое бы то ни было расширение или дальнейшее «отжатие» территории парка под храм невозможны, поскольку это территория природного комплекса и любое строительство здесь строго регламентировано.

Страсти по «Торфянке»

Как выяснилось, ни детские площадки, ни «реликтовые» деревья не пострадают — место для храма выбрано на самом краю парка, возле шоссе, где нет ни детских площадок, ни старинных деревьев.

Но если так, то почему и откуда возникли все эти митинги, протесты и даже палаточный лагерь (в народе названный «лосиноостровским майданом»)?


Истцы отказались от иска

Местные жители (многие из которых еще два месяца назад сами яростно боролись за «спасение парка от храма») за это время слегка охладели к этому, как выяснилось, по большей части искусственному и навязанному извне конфликту. Стало усиливаться сомнение и в искренности зачинщиков и лидеров «торфяной революции».

Особенное недоумение вызвал итог судебного процесса об оспаривании законности проведенных в 2012 году публичных слушаний по вопросу строительства данного храма.

До этого двое граждан, Лебедев и Никитин (объявивших о том, что они выступают от имени «возмущенных жителей района»), подали иск в суд с требованием признать результаты слушаний недействительными. Они и их адвокат ссылались на то, что население в 2012 году было якобы не оповещено и на слушаниях почти никто не присутствовал.

В суде мне удалось побеседовать с теми из жителей, кто все же был на тех слушаниях. По их словам, зимой 2012 года они узнали о слушаниях из объявления в подъезде дома, в итоге зал был тогда переполнен, большинство проголосовало за необходимость строительства храма.

Страсти по «Торфянке»

К удивлению людей, странный сюрприз на суде преподнесли сами истцы — Лебедев и Никитин. 31 июля на очередном судебном заседании они неожиданно отказались от своего иска и попросили разбирательство по делу прекратить. Свой отказ от обвинений они мотивировали тем, что, узнав об уменьшении территории храма до 0,2 га, «потеряли интерес»…

Перед этим представитель общины Казанского храма Вера Захаренко в зале суда обратилась напрямую к истцам и их адвокату со словами:

— Сегодня все мы увидели, что ваш иск был подан не потому, что вы защищаете парк и ваши права. Иск был подан — чтобы вообще остановить строительство храма!.. Вы сами прекрасно знаете все документы: и без того маленькая территория храма была еще уменьшена. Но вы и ваши сторонники до сих пор продолжаете всем говорить, что храм займет весь парк…


Странная «победа»

В тот же вечер 31 июля депутаты КПРФ и активисты-противники храма собрали срочную сходку на «Торфянке», на которой — не моргнув глазом — заявили о своей победе в суде. Люди зааплодировали, активисты на трибуне стали друг друга поздравлять, но в толпе среди жителей раздались недоуменные вопросы:

— А в чем победа-то? Вы нам, жителям, разъясните, а то мы не совсем понимаем! Сперва вы говорили, что слушания были незаконными, что храм здесь строить нельзя. А сегодня мы сами же отказываемся от иска, то есть мы признаем, что слушания были законными? То есть суд мы все-таки проиграли? Или как?

Чтобы рассказать жителям, что на самом деле происходило в суде, к трибуне вышла женщина, присутствовавшая на процессе. Депутат от КПРФ Потапов уже было протянул ей мегафон, но тут один из активистов стал шептать Потапову, что «она не наша», она на стороне православных, за храм — «Не нужно ей давать слово!»

Депутат тут же одернул руку, женщину оттолкнули и даже позвали полицию, чтобы убрать нежелательного оратора: этот митинг был только для «своих», и слово у микрофона предоставлялось только тем, кто против храма.

Поздравив всех с «общей победой» и заверив соратников в «продолжении борьбы», депутаты и активисты разъехались.

Жители расходились в еще большем недоумении. Большинство так и не поняли, что же это было, и о какой победе говорилось с трибуны.

Но вывод многие для себя уже сделали: что-то в этой истории с «защитой парка от храма» не совсем чисто. Если все документы налицо, если суд подтвердил, что церковь займет 0,2 га (1% парка), деревья и площадки не пострадают и, в довершенье, еще и сами истцы отказались от иска, тем самым признав законность публичных слушаний — из-за чего тогда весь этот сыр-бор?!

Для чего тогда целых два месяца на «Торфянке» раздували страсти? Для чего сталкивали жителей лбами, для чего перессорили между собой мамаш с детьми и натравливали на храм собачников?

В конечном итоге — «надув» людей, просто их поссорили. А чего добились? Непонятно.

Страсти по «Торфянке»

В итоге «Стояние на Торфянке», вопреки задумкам противников храма, неожиданно стало приобретать миссионерский характер, местные жители теперь идут на стройплощадку за информацией, приходит все больше молодежи — задают вопросы о православии.


Политтехнологии

С другой стороны, жителям Лосиноостровского района уже порядком надоели любые «активисты». Не секрет, что приближаются выборы, политические движения ищут любые зацепки «на земле», чтобы сделать из них очередной информационный повод для дальнейшей агитации электората. «Яблоко» и КПРФ — не исключение.

Так, митинг против храма на «Торфянке» 25 июня 2015 года закончился следующим объявлением: «Впереди предстоят выборы. Мы, конечно, никого не призываем голосовать за КПРФ, но вы, жители, должны уже сейчас сами решить, за кого вам голосовать».

Конечно, для многих неожиданным стал симбиоз «Яблока» и КПРФ в противостоянии с Церковью. Но особенную пикантность добавило втягивание в протест против храма анархистов, троцкистов, неоязычников, экологов, националистов и даже ЛГБТ-активистов.

Как иронично замечают, «Торфянка» сегодня собрала весь цвет нации: «красных», «коричневых», «белых», «зеленых», «голубых» и «оранжевых».


Разделяй и властвуй

В обществе и политике, пожалуй, во все времена одним из проверенных и эффективных способов управления остается принцип — разделяй и властвуй.

В последние годы на фоне экономического кризиса, а также стойкого недоверия ко всем политическим движениям КПРФ (декларирующая защиту «униженных и оскорбленных») потенциально остается самой многочисленной и, вероятно, популярной у населения партией. В связи с диким провалом социалки, безумным ростом цен и ЖКХ, у КПРФ могли быть реальные шансы «оседлать» социальный протест и претендовать на думское большинство.

Но вместо этого кто-то посоветовал двум депутатам КПРФ возглавить «защиту парка» и «наехать» на Церковь. Дальше, как снежный ком, КПРФ увязла в Торфяном «болоте» — со всей вытекающей из него компанией (от «Яблока» до ЛГБТ).

Но, увы, механизм запущен: очень скоро наступит ответная реакция со стороны православных. Если раньше многие верующие с уважением относились к КПРФ (как бы это ни парадоксально казалось), то теперь может начаться настоящая «свара» с коммунистами. Реакцию православных верующих просчитать несложно: люди поднимаются на защиту от «храмоборцев». Значительная часть либеральной общественности, разумеется, выступит против защитников храма, то есть на стороне КПРФ. Верующие автоматически — против либералов, «содомитов» и «воинствующих безбожников».

Как вам такой сценарий?

Страсти по «Торфянке»

А в это время наши платежки за ЖКХ выросли почти на 2000 руб., цены на продукты в 3 раза, зарплаты понизились или заморожены...

Раньше посокрушаться об этом могла хотя бы КПРФ, в защиту «пролетариата», так сказать. Но после «Торфянки» коммунисты вновь стали ассоциироваться с «воинствующими безбожниками». Теперь на предстоящих выборах у них могут возникнуть проблемы с электоратом, серьезные и непредсказуемые.

В этой связи мне представляется, что коммунистов в истории с «Торфянкой», возможно, здорово подставили. Но в результате — дискредитируют и Церковь, и КПРФ.

Как в детской загадке: «А и Б сидели на трубе...»

И кто выиграет, кто останется «на трубе»?

Поскольку я сам родился и вырос в этом районе (мой дом находится в семи минутах ходьбы от «Торфянки»), происходящие события описываю не «по слухам». Уже два месяца внимательно наблюдая за конфликтом и его «активистами», посещая судебные процессы, изучая информационные «вбросы» в интернете, могу сделать определенные выводы.

После моих публикаций на эту тему в соцсетях я получил уже несколько ответов от рядовых коммунистов. Они сами недоумевали. И сами с горечью признали, что защита парка в Лосиноостровском районе, по большому счету, уже никого не волнует — это был лишь повод. Храм там никому не мешал и его все равно построят.

Но на «Торфянке» до сих пор творится какая-то «чертовщина».


Фото автора

Другие статьи автора
Аргунское ущелье: дорога к миру

Быть в Чечне и не посмотреть Аргунское ущелье – все равно что Чечни не видеть! Обычно визитерам показывают восстановленную и до неузнаваемости преображенную столицу республики: Грозный-сити и его высотки, окруженную четырьмя иглами-минаретами мечеть «Сердце Чечни», напоминающую Софийский собор в Константинополе, по-европейски ухоженные центральные улицы и проспекты – Путина и Кадырова. Но это еще не вся Чечня…

25 августа 2016
3410
0
4
Вск
2016