Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / ​Религиозные революционеры или тоталитарные необольшевики?
Блоги

​Религиозные революционеры или тоталитарные необольшевики?

​Религиозные революционеры или тоталитарные необольшевики?
А+
Распечатать
Фото: topwar.ru

10 марта 2016 года состоялось очередное заседание президиума Межрелигиозного совета России. Как подчеркивается в информационном сообщении «первое в текущем году заседание» на самом деле прошло впервые в новом составе — вместо протоиерея Всеволода Чаплина Русскую православную церковь в Совете представлял митрополит Волоколамский Илларион, глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата.

Вместе с очевидным повышением статуса президиума Совета и самого Совета, очевидцы встречи отметили, что в ходе заседания проблема религиозного экстремизма и терроризма (читай ИГИЛ) не обсуждалась публично, более того, и сам термин "исламское государство", который вот уже три года не сходит с мировых топиков, отдельно не упоминался участниками встречи.

По мысли митрополита Илариона, религиозным лидерам «следует воспитывать прихожан в духе мира согласия и взаимопонимания». Обращаясь к членам Межрелигиозного совета, глава внешних связей Московского Патриархата призвал к «совместной работе религиозных общин в области развития теологического образования и науки». Сам тон спокойный и уверенный контрастирует с иногда истеричными нотками в мировых информационных водопадах вокруг темы исламских боевиков на Ближнем Востоке. По мне такие слова по тональности перекликаются с выступлениями по ТВ генерала Игоря Конашенкова, пресс-секретаря Минобороны РФ о действиях ВКС МО, а теперь и Комиссии по примирению в Сирии.

Очевидный для меня вывод из факта отсутствия в повестке дня религиозных лидеров России темы "исламского государства" — дело совсем не в том, что проблемы ИГИЛ не существует для наших традиционных конфессий. Возможно дело в том, что нам просто не нужны хитрые планы и особая магия для преодоления угрозы исламского и любого экстремизма. У России понимание и рецепты, что такое ИГИЛ и с чем его едят, вернее побеждают просто есть. Свои, проверенные.

Чтобы понимать, что делать с явлением — надо его знать. Митрополит Илларион считает, что ставку нужно сделать на просвещение и науку, в том числе теологическую. А значит ли это, что нужны особые религиозные знания, чтобы успешно противостоять ДАИШ (ИГИЛ) ? Возможно ли, что традиционное религиоведение России или Запада не имеет опыта, а возможно и аппарата, для описания доктрин и практик исламистских движений Ближнего (Среднего) Востока, которые угрожают взорвать изнутри многие страны мира, и самой России в том числе?

А что мы знаем об ИГИЛ как о религиозном течении?

Мнения об ИГИЛ экспертов в мире сильно разнятся. Разброс мнений от «религиозные исламские революционеры до «тоталитарные необольшевики»? Почему нет единого мнения об этом явлении спустя почти три года после его появления, как «проспала» его наука и причем здесь большевики. Обо всем по порядку.

«Народы Востока пришли в движение движимые примером Октября… Октябрьская революция привела в движение Восток… Октябрьский переворот, устанавливая связь между народами отсталого Востока и передового Запада, стягивает их в общий лагерь борьбы с империализмом…», — так писали в Советской России Ленин, Сталин, Чичерин и другие видные большевики в 20-х годах об антиколониальной и национально-освободительной борьбе в Азии, с надеждой выискивая в событиях знакомые революционные черты, в которых видели элементы любезного их сердцу мирового пожара. И это было безусловно правдой, пример революции в России, которая по оценке Сталина, «…является первой в мире революцией, которая разбила вековую спячку трудовых масс угнетенных народов Востока» заметно действует в истории до сих Мы (в лице большевиков управлявших СССР — П.И.) и были некогда для Востока тем Западом, и пример Советской России и показал наглядно, что борьба с «мировым империализмом» возможна, особенно для тех, кто не боится ничего потерять.


Христос, Магомет, Будда, Маркс, Энгельс, Ленин

Для большевиков «исламский» или «буддистский» фактор революционных движений не имел тогда значения в поисках интернациональных союзников в борьбе с «мировым империализмом во главе с Британией». В наши дни уже не нужно разглядывать чересчур пристально мировые новости — пожар на Юге и Востоке охватил не только Средиземноморскую дугу стран Магриба и Леванта, а угрожает всей Центральной Азии и даже таким далеким географически странам как Малайзия и Индонезия.

Водоворот мировой революции, олицетворением которой стал ДАИШ (ИГИЛ), как воронкой втягивает в себя новых и новых деятелей, целые районы, страны и регионы. Что скрывать, сотни тысяч людей в шестимиллиардном населении планеты стремятся успеть влиться в ряды псевдохалифата, чтобы успеть принять участие в переделе мира, во много раз больше людей — миллионы искренне поддерживают идеи этого движения. Страх смерти, потеря традиционных связей — ничто не останавливает их. Проанализировать образ и идейную концепцию нового «движения народов Востока» очень важно, и религиозным организациям и государственным деятелям во всем мире. Но это адекватно не делается. Россия, как страна, построенная по «западной» модели общества, тоже не застрахована от распространения исламского тоталитаризма (встречается термин «необольшевизм», и это не случайно — П.И.) в лице ДАИШ (ИГИЛ). Готовы ли ее традиционные религии и наука к тому, чтобы противостоять этому явлению или хотя бы вполне описать ?


При чем здесь религия и религиоведение?

«Действительно не причем», - считает Александр Баранов, религиовед, эксперт Комитета Государственной Думы РФ по вопросам общественных объединений и религиозных организаций.

«Начнем с того, что ИГИЛ или ДАИШ это запрещенная в России террористическая организация. Все точка. Что тут объяснять? Это явление именно как организация, использующая в своем арсенале террор, была запрещена российским государством по закону и в полном соответствии с международным правом. Также поступили, кстати, США, страны Евросоюза и другие, в том числе мусульманские страны. В России и в других государствах мира это явление и его последствия исследовали ученые, и не нашли в нем никакой религиозной доктрины в обычном понимании. Доктрина ДАИШ и его деятелей направлена на завоевание власти, она экономическая и политическая, социальные и религиозные факторы в ней имеют подчиненный характер. И главный культ в ИГИЛ это культ силы, а для его организаторов и покровителей еще и культ денег. Главари этого экстремистского движения, пользуясь параличом традиционных институтов общества в Ираке и Сирии и других странах, в том числе традиционной исламской уммы вследствие известного внешнего воздействия, захватили территории с населением, где расположены нефтяные месторождения и прочие ценности и откуда продают ресурсы и где маневрируют вооруженными формированиями. Боевики утверждают свою власть на терроре не только против «западного мира», но и против населения оккупированных территорий, (в том числе христиан и езидов) через насилие над женщинами и стариками, детьми, для них нет ничего святого.


Христиане в Сирии

В поступках боевиков все признаки крайней нетерпимости, ксенофобии, тоталитаризма, экстремизма, неприятие которых человечеством закреплено в основополагающих документах международного права и в национальных законодательствах абсолютно всех стран мира.

В этом смысле движение ДАИШ противопоставило себя всему человечеству, в оправдание своей доктрины апеллируя к исламскому религиозному откровению, но это кажется правдой только людям несведущим и не просвещенным, а для всех других, в том числе для религиозных лидеров традиционного ислама во всем мире, кто не согласен подчиняться ДАИШ, принципиально есть только один разговор — смерть. И это не где-то далеко: в России за последние годы боевиками, связанными с ИГИЛ были убиты несколько видных представителей ислама, и это никакие не религиозные, а самые настоящие политические убийства.

Женщины и дети в Сирии

Никак в религиоведческом плане, в юридически приемлемом смысле иначе, чем преступный режим псевдохалифат ДАИШ назвать нельзя. Никакого определения, подобного известным из истории сектам, расколам, религиозным течениям с точки зрения религиоведения исламским боевикам с террористической идеологией дать нельзя. Ничего нового в религиозном смысле не привнесено ими по сравнению с традиционным исламом, там нет религиозного лидера, нет богословия, нет даже попытки диалога или трактовки приемлемого послания для внешнего мира. Тем, кто объединился в авантюрной попытке переделать мир вокруг денег, ресурсов и территорий, являющихся для них мобилизационным плацдармом для войны по сути против всего человечества, это видимо и не нужно».

Мнение по сути исчерпывающее. Но остается вопрос: кто же тогда они на самом деле — боевики ДАИШ (ИГИЛ) — борцы за светлое будущее мира, новые большевики? Тоталитарные сектанты? Бандиты с большой дороги? Что мы знаем о них, их «внутренней политике», социальной доктрине, религиозной деятельности.


Знание — сила. «Как это работает» на самом деле?

Как раз сегодня на аналитическом портале Переправа.org вышла публикация востоковеда и бывшего дипломата в Сирии Александра Нотина с характерным названием «Что мы знаем об ИГИЛ?»

В статье арабист, выпускник МГИМО конца 50-х, в прошлом — первый секретарь и советник посольства СССР в Сирии (никогда не отрицавший своего отношения к внешней разведке) по-военному четко (опять перекличка с брифингами МО) разбирая типичные ошибки экспертов и СМИ в отношении ИГИЛ, излагает по сути оперативные данные по организации и «достижениям» "исламского государства" к марту 2016 года.


Почему ИГИЛ не удается победить «одним парашютно-десантным полком» с первого раза?

Спустя три года, когда первоначальное представление об ИГ как о «шайке разбойников, головорезов и террористов, выросшей из иракского регионального крыла Аль-Каиды под присмотром спецслужб США, Великобритании и даже Турции с Саудовской Аравией» (А. Нотин), как минимум устарело. Поскольку «таковой росток давно уже вымахал до размеров приличного дерева, а то, что когда-то было хвостом, сегодня вполне уверенно управляет собакой», — считает эксперт.

«Подлинная правда об ИГИЛ и о масштабах исходящей от него угрозы не только для Ближнего Востока, но и для человечества в целом при таком подходе остается за кадром. Не знающий же диагноза обречен на летальный исход», — предостерегает Нотин.

Что характерно для ИГИЛ сегодня, по мнению эксперта:

Исходные политические и экономические предпосылки успеха ИГИЛ в Третьем мире

«Традиционный ислам самоуспокоился», — считает Нотин. «Он свыкся с типичной ситуацией разительного дисбаланса между сверхбогатыми и бедными. Посчитал это статусом кво. Он не учел накапливающейся энергии протестного недовольства, а еще — того факта, что речь идет не о десятках даже, а о сотнях миллионов бедствующих мусульман, причем не только в таких нищих регионах, как постсоветская Средняя Азия, но и в, казалось бы, благополучных странах нефтяного региона».

При этом никто в элитах Азии и Африки, а тем более в Европе и США не принимал в расчет разочарование в ожиданиях характерные для всех «униженных, обиженных, ограбленных и неимущих» от нового глобального мира, который оборачивается мирной стороной только к Первому миру, а Второму и Третьему продолжает грозить огнем, и уже давно не только грозить.

Глубинная социальная мощь и привлекательность доктрин ИГИЛ для многих простых людей

А. Нотин: «ИГИЛ — это, прежде всего, некий тезаурус нового социального устройства на основе базовых исламских нравственных норм морали. И государствообразующего начала в нем сегодня на порядок больше, чем — функционально воинствующего. На захваченных у Сирии и Ирака территориях (50 процентов — Сирия и 35 — Ирак) создаются шариатские администрации, жестоко карающие как чиновничью коррупцию, так и преступления против нравственности». Для примера борьбы ИГИЛ в статье упоминаются случаи, когда в новом псевдохалифате гомосексуалистов сбрасывают живьем с крыш многоэтажек, блудниц забивают камнями, ворам отрубают кисти рук, наркодилеров лишают головы.

«Все эти действия адресованы неимущим и социально незащищенным, которым раздаются бесплатные лекарства, обеспечивается образование, трудоустройства и прочие блага. Руководство ИГИЛ широко оповещает своих будущих адептов (в том числе и немусульман) о свершениях в деле строительства халифата. Сила этого сигнала тем больше, чем острее реальная социальная несправедливость в современном мире и не только арабском», — говорится в статье.

Исключительно эффективная структура информации и пропаганды

По разнообразным сетевым информационным каналам, в том числе — блестяще используются возможности соцсетей. Работают, ежедневно выходят газеты и журналы не только в электроном виде, снимаются всем известные ролики и другие неизвестные, но в огромном числе ежедневно. Каждый день буквально открываются новые сайты. «Создаваемая ИГИЛ ультрасовременная система агитации и пропаганды уже сегодня способна отмобилизовать целую армию приверженцев и сторонников», — мнение эксперта.

Очень продуманные и привлекательные и органичные идеи для всех слоев общества с учетом его специфики

Массу сторонников привлекла на сторону «нового халифата» взятая им на вооружение идея Золотого века арабской нации. Этот ход позволил найти подход к умам и сердцам не только и не столько бедных, но и интеллектуалов. А. Нотин: «…Руководство ИГИЛ проявило немалую чуткость и гибкость, возвращая в исламский оборот понятие ”уммы”, нации. Это понятие одинаково интересно как уже упомянутым обездоленным, связывающим с ним мечту о достоинстве и благосостоянии, так и практически всем ныне действующим правящим элитам мусульманских государств Азии и Африки, которые, откровенно говоря, подустали от беспардонности и жадности западных властителей мира» Это подкрепляется работой, которую ведет планомерно командование ИГИЛ, осуществляя активные контакты с руководителями и влиятельными кругами стран большого Ближнего Востока, в чьем лице находит все виды поддержки от политической — до финансовой и военной.

ИГИЛ транслирует в мусульманский мир самые органичные для него и понятные миллионным массам принципы ”РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ” и ”БЕЙ СВОИХ, ЧТОБЫ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ”. Кто-нибудь из близоруких псевдодемократов из ”человеколюбия” назовет это ”кровавой диктатурой”. Но это не так. Восток от начала времен опирался на эти опорные принципы. И даже время от времени преуспевал».


Эффективная внутренняя организация по военному образцу

ИГИЛ невозможно понять, не составив объективного представления о системе его руководства и методах борьбы. Нынешний «шура» (совет) командиров ИГИЛ во главе с Абу Бакром аль-Багдади сформировался не сразу. Он возник в 2011 году, когда из иракских тюрем были выпущены на свободу бывшие руководители партийной разведки БААС, сидевшие вместе с рядом видных исламских радикалов. Именно они смогли влиться в руководящий эшелон ИГИЛ, потерявший к этому времени три четверти своего командного звена. Профессиональные военные, кадровые баасисты привнесли в ИГИЛ жестко законспирированную систему управления, привычную им со времен Саддама Хусейна.

«В результате возникла трехслойная модель управления: внешне легальная, промежуточная, в лице 80-90 полевых командиров, управляющих захваченными территориями, и базовая, глубоко засекреченная, состоящая из нескольких центров власти, осуществляющих надзор, суд и расправу над непокорными», — пишет А. Нотин.

Автор отмечает, что власть БААС официальной правящей партией Ирака в те годы, когда еще в стране правил Саддам Хусейен была выстроена именно таким образом и прошла испытания Ирано-Иракской войны и  первую войну в Заливе и устояла. Значит система проверенная и эффективная, добавим от себя.

Постоянное развитие

«ИГИЛ представляет собой не только мощную политическую альтернативу и социальную доктрину-антипод дряхлеющему и загнивающему либерализму западного толка, но и принципиально новую социальную организацию. Халифат непрерывно расширяется, буквально разбрасывая семена своего воодушевляющего влияния, где только можно. При этом сначала создается сеть сочувствующих новообращенных, которые мониторят новое пространство (государство или группу государств), оценивая «болевые точки» и потенциальные центры враждебности для ИГИЛ. На следующем этапе эта сеть консолидируется в полувоенные ячейки, а затем, на еще более высоком уровне — в наступательные подрывные структуры».

И все это находится в постоянном движении, используя широко флаг сохранения норм высокой исламской морали. «ИГИЛ (не) только на первых порах представлял собой собственно военно-террористическую инфраструктуру. Он сохраняет эту свою изначальную природу, развивает и совершенствует ее. Клонирует в новых пространствах Азии и Африки», — отмечает эксперт.

Способность привлекать активных добровольцев в ряды бойцов

«Важнейшей характеристикой сегодняшнего ИГИЛ служит его способность привлечь жертвенных пассионариев, всякого рода искателей приключений, а то и просто проходимцев, идеей очередного «светлого будущего», ради которого можно и голову сложить. Эта привлекательность общего дела на фоне дефицитной в нашем мире социальной справедливости делает его самым опасным глобальным противником для любой деспотии — будь то власть Мамоны, как на Западе или феодальное владычество, как в Саудовской Аравии или в Иордании», говорится в статье.


Выводы разведки и дипломатии

Далее в статье делается традиционный вывод: «Неправда, что ИГИЛ — это и есть источник и центр международного терроризма, подлежащий уничтожению силами всего цивилизованного мира. ИГИЛ — вторичный центр, ибо он порожден другим и истинным центром международного терроризма, каковым является обезумевшая элита США и Запада с ее идеей нового мирового порядка, с презрением к нормам международного права и с дурной привычкой беспардонно вмешиваться в дела чужих стран и народов. Вот где сердце дракона».

Я думаю, что это если и правда (?) для наших специалистов разведки (которые не бывают бывшими, как известно — П.И.), то для нас это еще не все, что нам надо знать об ИГИЛ.


Что добавить?

Связь между передовым Западом и отсталым Востоком это по сути произведение влияния западного примера и его идей на последствия западной же колониальной политики, примерно так оценивал И.В. Сталин в статье «Октябрьский переворот и национальный вопрос» пути, следствия и геополитические перспективы возрождения Востока. Восток это Запад в квадрате, можно сказать, следуя этой логике. Восток тотально не имеет противоядия против идей, идущих с Запада, в том числе в силу их упаковки и лакировки. То, что на Западе умопостроения, на Востоке почему-то часто оборачивается реками крови. У меня перед глазами почему-то стоит пример Японии и истории ее первой христианизации в XVI веке иезуитами, в результате которой японцы начали всего через полвека убивать друг друга с такой быстротой, что население островов уменьшилось чуть не вдвое, и на 500 лет христианская проповедь в Японии строжайше пресекалась. Но это так, к слову.

Что не к слову, а к ИГИЛ имеет прямое отношение — так это большевики, которые не только приветствовали «подъем Востока» почти сто лет назад, но и до сих пор вдохновляют своими методами и подходом все новые поколения «борцов» за передел мира.

Все это по-настоящему опасно, когда тот же самый большевистский стиль и подход к решению вопросов присущ людям власти и при богатстве в США, Европе и странах Залива. Эти «новые большевики» способны натворить еще немало бед. За примерами далеко ходить не надо: Украина и Сирия налицо.

А что касается нас?

Касается Средняя Азия и даже очень. Центральная Россия и ее жители уже сейчас в заложниках у выходцев из этого региона.

Нельзя не согласиться с Нотиным, что «постсоветская Средняя Азия, в которой до 90-95 процентов населения оказались на положении нищих, представляет собой сегодня лакомый кусок для ИГИЛ. В отличие от западных спецслужб, которые вынуждены сопровождать свою подрывную деятельность против «неугодных» обильными финансовыми вливаниями (будь то киевский режим или несистемная оппозиция в России), ИГИЛ, наоборот, собирает дань с новообращенных и распространяется подобно торфяному пожару, идя на запах всякой социальной несправедливости, всякого недовольства, разброда, раскола».


А что Россия?

«Не менее уязвима и Россия, которая, себе на беду, усвоила западную модель общественного устройства, только в ухудшенном виде. Накопившиеся у нас за годы правления неолибералов многочисленные социальные диспропорции, этноконфессиональные противоречия и вообще всякого рода нестроения и разрывы — превосходная питательная среда для распространения исламского «необольшевизма» в лице ИГИЛ».


Что делать?

Митрополит Волоколамский Иларион вместе с нашим традиционным исламом предлагает подставить плечо государству направить усилия на миротворчество, проповедь, просвещение, науку.

Ему почти вторят и специалисты по Востоку и Западу, такие как Александр Нотин, отмечающий, что ИГИЛ прежде всего «социальный» монстр, но с «духовной» маскировкой, и этим особенно опасен: «До тех пор пока Россия не выработает достойного противоядия — альтернативной, духовно-светской государственной модели, все попытки победить ИГИЛ с помощью спецслужб и все более жестких законов останутся малоэффективными. Подобное лечится подобным». Вся надежда на охранительные меры, считает бывший дипломат и призывает «возвести достаточно надежные редуты, способные его остановить, а, может быть, и развернуть восвояси». Сработает? Увидим.

Чему нас научил ИГИЛ — государство, общество, Церковь, науку?

Возникает вопрос: наше традиционное религиоведение, законотворчество, религиозные организации России — для всех их появление ИГИЛ стало во многом сюрпризом. (Только разведка как всегда не дремала и информировала кого надо, но 22 июня 1941 года показало что этого мало, когда враг у ворот. — П.И.). Может, надо сделать выводы на будущее? Сейчас ИГИЛ запрещен в России, но что будет, если под другим названием завтра появятся другие псевдорелигиозные движения и будут проповедовать то же самое, что условный или реальный ИГИЛ? Ведутся ли сейчас религиоведческие исследования экстремистских течений, надо ли нам совершенствовать свое законодательство в связи с новыми угрозами?

Снова слово Александру Баранову, Комитет ГД РФ по общественным организациям и религиозным объединениям.

«Выводы всегда делать надо из любого урока, особенно такого наглядного как ИГИЛ. Нельзя сказать, что Россия проспала ИГИЛ, суть явления была ясна, и именно поэтому никто не вел дискуссий о запрете ИГИЛ и его идей в России. А мы, напомню, имеем в своем активе как огромный исторический опыт преодоления смут, в том числе религиозных, так и века мирного сосуществования и параллельного развития религий и народов. Нам же принадлежат доказанные рецепты преодоления большевизма и опыт действий по принуждению к миру. Что касается собственно науки, социальной, политической, религиоведческой «на страже мира». Анализ, мониторинг необходим, и он ведется по всем каналам. Что касается специального научного аппарата или неких программ и приборов для опознания экстремистов как предлагают некоторые — не считаю это необходимым. Не нужно плодить сущности без нужды, как говорится.

Есть замечательный евангельский принцип — «По плодам узнаете их...» (Мф. 7:20). Будем им руководствоваться.А если появятся новые экстремистские течения угрожающие человечеству, Россия их без сомнений и немедленно запретит, и тем покажет если надо всему миру пример. А людей здравомыслящих в мире, слава Богу, пока большинство», — отметил эксперт по религиозным вопросам в законодательном органе Российской Федерации.

Ну что же, это позиция и даже тенденция. А то, что «здравомыслящих в мире пока большинство» верится все трудней. (Особенно если вы дочитали этот длинный текст до конца — шутка. — П.И.). Отдельные — да, есть. Мы с вами, например. С такой оговоркой собственно соглашусь с мнением вышеозначенных экспертов. До свидания. No pasaran.

11
Вск
2016