Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / ​Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»
Блоги

​Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

​Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»
А+
Распечатать
Фото: rublev.com

635 лет назад именно 21 сентября в верховьях Дона произошло историческое сражение, получившее название Куликовской битвы.

Если ты живешь в средней полосе России, стыдно хотя бы раз не побывать на Куликовом поле! Это — наша душа, корни нашей истории и культуры.

Из Москвы стартуем в пять утра. Рассвет застает уже в Тульской области. Слева от трассы предутренний густой туман нехотя уступает дорогу солнечным лучам. Красота неимоверная, не остановиться невозможно! Дальше по трассе на склоне справа неожиданно встречаем белый крест и выложенную кем-то надпись: «Воину Евгению». Почему именно здесь решили увековечить память обычного русского пограничника, мне не известно. Но перед глазами моментально встает светлый образ рядового Евгения Родионова, воина-мученика, которому в Чечне отрезали голову за отказ снять нательный крест. Впрочем, это уже новейшая история России…

Еще километров сто по навигатору, и становится очевидным, что мы заблудились. Указатели на Куликово поле мы проскочили, приходится развернуться и дальше — только по карте.

Наконец, въезжаем в поселок Епифань. Историко-этнографический музей Епифани — это не экспозиция мертвых раритетов, а живой аттракцион для туристов. На выставке «В гостях у купца Байбакова» вам не только разольют чай из самовара, но и выдадут купеческий кафтан, чтобы сполна погрузить посетителя в атмосферу XIX века.

Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

От сотрудников музея узнаем любопытное предание: в 1380 году в помощь Мамаю здесь проходил отряд литовцев, но настоятель монастыря так хлебосольно встретил врагов, столько вина предложил «дорогим гостям», что, когда неприятели протрезвели, сражение на Куликовом давно закончилось. К назначенному часу «Х» западные «партнеры» опоздали.

Правда, монахов за такое хлебосольство казнили. Так рассказывают в Епифани.

130 километров от Тулы, и мы в селе Монастырщина. За храмом, у подножья холма — слияние Дона и Непрядвы. Именно здесь 635 лет назад войско Дмитрия Донского, переправившись через реку, выступило на Куликово поле, чтобы вскоре — победить или умереть.

Незадолго до битвы некоторые воеводы советовали князю не переходить Дон, чтобы в случае поражения легче было отступать. Но летопись сохранила слова Дмитрия Донского: «Лучше было не идти против безбожных сил, нежели, придя и ничего не сотворив, возвратиться вспять. Сейчас же пойдем за Дон и там положим головы свои за братию нашу!»

По сути, с этих крутых берегов и начинается Куликово поле, хотя само Мамаево побоище произошло примерно в пяти километрах от Монастырщины.

Как передает летопись, всю ночь накануне выли за рекой Непрядвой волки. А наутро, в день празднования Рождества Богородицы, 8 сентября по старому стилю (21 сентября по новому) началась великая битва, названная летописцем «донским побоищем».

Сражение происходило на крайне тесном участке земли размером всего полтора на два километра. И тут возникает вопрос: почему две армии сошлись именно здесь, а не на обширной равнине?

— Все дело в том, что Дмитрий Иванович специально выбирал это поле для битвы, — объясняет нам заведующий отделом музея-заповедника «Куликово поле» Сергей Цепляев. — Потому что любимая тактика Орды — это «тулугма», то есть не фронтальный удар, а охват и уничтожение противника по флангам. Но если бы мы посмотрели на это поле 600 лет назад, перед нами стояла бы большая стена леса, и вообще здесь очень много оврагов. Все это мешало ордынцам применить их любимую тактику, зато помогло Дмитрию Ивановичу. Русский князь навязал Мамаю тактику линейного фронтального удара, в итоге это стало одной из причин победы нашего воинства.

Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

В полутора километрах от трассы, вдоль оврагов расположена так называемая Зеленая дубрава. Здесь в низине Дмитрий Донской спрятал засадный полк Боброка Волынского. Видя гибель друзей, находившиеся в резерве тоже рвались в бой. Но Дмитрий Волынец, командующий Засадным полком, с силой сдерживая их, говорил: братья, еще не время, не время!

Много крови к тому времени пролилось… Но когда Мамай уже ликовал, думал, что сломлены наши полки (Сторожевой пал, Передовой полк пал, уже стали теснить наш Большой полк, и татары стали обходить во фланг в сторону Непрядвы), внезапно вылетел на них Засадный полк! И ордынцы побежали.

Найти место, где находился эпицентр Куликовской битвы, не так-то просто. Нет ни указателей, ни асфальтированных дорог.

В отличие от знаменитого Бородинского поля (которое весьма благоустроено, местами застроено коттеджами и, по указу ретивых чиновников, частично закатано в бетон), Куликово поле до сих пор остается заброшенным пустырем — в хорошем смысле: только степь, ковыль да овраги. Даже исторические монументы находятся по периметру, чуть вдалеке от места самой битвы.

Что удивительно, к центру сражения туристов не возят. Туда не то что экскурсионный автобус — не каждый внедорожник в ненастье пройдет. Но танки грязи не боятся. Вместе со знакомым священником на моей разбитой в командировках легковушке пытаемся пробраться как можно дальше, вглубь поля.

— Осторожно, там траншея какая-то! — предупреждает батюшка. — А за ней овраги. Вот эта дубрава — это уже край поля, где шли активные военные действия, сейчас мы с вами оставим тут машины и дальше пойдем пешком. Хотя бы так почтим наших предков — пройдем тем полем, которое усеяно русским телами, напоено русской кровью и каждый сантиметр — это святая земля.

Преодолев овраг, бредем по колено в траве в поисках какого-то незаметного ориентира. Наконец, священник указывает:

— Вот он, видите? Маленький крест! Сейчас мы находимся в самом центре сражения, в его ядре, именно здесь располагались русские полки, а с той стороны наступала конница Мамая. Отсюда в бинокль можно уже разглядеть Красный холм, где была ставка Мамая.

— Что такое средневековое сражение? — сотрудник музея Сергей Цепляев пытается объяснить весь ужас того боя. — Оно не столь красочно, как в кино… Нет позерства, нет размахивания саблей. Несколько тысяч человек сходятся в этом узком участке, получается такая горловина бутылки, в которую с огромной скоростью втягиваются и русские войска, и ордынские. Представьте, несутся две конные армады, лавины — ба-бах! Удар, и от этого удара даже железо начинает сыпаться. Задача в бою очень простая — как можно быстрее вывести противника из строя, желательно одним ударом. Потому что второго удара можно не успеть нанести. Ба-бах! А потом начинают расходиться, потому что физические силы не бесконечны. Человек и лошадь в таком бою, с тяжелым вооружением, могут выдержать десять, пятнадцать, двадцать минут — дальше физические силы покидают как людей, так и коней.

Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

Когда находишься в центре Куликова поля, охватывает трепет. Те немногие, кто с нами сюда дошел, стоят в молчании. Лишь ветра шум, да колыханье степного ковыля. И кажется, что земля здесь сходится с небом.

Священник, разжигая на ветру кадило для панихиды, делится переживаниями:

— Мы с вами находимся сейчас в самом узком месте поля, где шла эта страшная сеча. Но гибли не только от мечей, копий и стрел — многие просто гибли под ногами коней… Свалка, стена на стену… А отходить уже некуда, только вперед! Легко об этом сейчас рассуждать, спустя много веков. А если чуточку себе представить тот миг, эти страшные мгновения, часы — это было месиво, крики, искры от ударов мечей, стоны раненых, страшная боль.

Уголь, наконец, зажжен, плавится благовонный ладан. Дым от кадила стремительно уносится в поле…

— О приснопамятных рабах Божиих, погибших на Куликовом поле брани помолимся…

В те дни, говорят летописи, реки поля Куликова текли кровью — и это не метафора. Семь дней потом собирали погибших и хоронили в братских могилах. Тысячи, десятки тысяч погибших. У каждого из них дома остались семьи, дети, вдовы.

Порывы ветра доносят до нас выписанные из летописей имена князей, бояр, простых воинов. Спустя шесть столетий они остаются в нашей памяти. Герои Куликовского сражения, наши далекие предки, которые здесь отдали жизнь за Отечество, значит, за нас, за меня.

Фото Платона Чернова, Александра Егорцева


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»


Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

Осень на Куликовом поле. 635 лет со дня «Донского побоища»

Другие статьи автора
Аргунское ущелье: дорога к миру

Быть в Чечне и не посмотреть Аргунское ущелье – все равно что Чечни не видеть! Обычно визитерам показывают восстановленную и до неузнаваемости преображенную столицу республики: Грозный-сити и его высотки, окруженную четырьмя иглами-минаретами мечеть «Сердце Чечни», напоминающую Софийский собор в Константинополе, по-европейски ухоженные центральные улицы и проспекты – Путина и Кадырова. Но это еще не вся Чечня…

25 августа 2016
3475
0
7
Срд
2016