Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / Формула преподобного Сергия
Блоги

Формула преподобного Сергия

Формула преподобного Сергия
А+
Распечатать
Фото: rublev.com

Преподобный Сергий, как говорится в его житии, посвятил основанный им монастырь Пресвятой Троице. Историки говорят, что в то время это было абсолютно нетипичное посвящение. Были Успенские храмы и соборы, были Георгиевские и Благовещенские церкви, но Троицких не было. Почему — сказать трудно.

Но зато, свидетельствуют летописцы и составители житий Преподобного, известно, почему Сергий избрал для новой обители посвящение в честь Троицы:

«Дабы воззрением на Святую Троицу побеждался страх ненавистной розни мира сего».

Эту фразу часто цитируют, ее выносят в названия научно-богословских конференций, выбирают эпиграфом для статей о преподобном Сергии и времени, когда он жил. И, как это часто бывает, при «воззрении» на эти слова мы оставляем их за скобками наших размышлений, они служат лишь фоном, на котором разворачивается в нашем уме картина той полулегендарной эпохи. Красивая, но уже слегка залакированная фраза превратилась в артефакт, символ. Символ чего?

Преподобный Сергий основал монастырь в честь Святой Троицы, чтобы в людях был побежден страх. Страх розни, которая наполняла тогда «мир сей». И которая была, должна была быть ненавистна тому, кто понимал, чем мир «дольний» отличается от мира «горнего». Сам Преподобный — «иже на земли ангел и на Небеси человек Божий» — прекрасно ощущал эту разницу и потому ненавидел всякую рознь между людьми.

Боялся ли он сам «ненавистной розни мира сего»? Трудно сказать. Святые отцы говорят, что даже страх Божий у подвижников постепенно вытесняется любовью к Богу.

Был ли этот страх в современниках Преподобного? Вот уж — вряд ли. Разве жители древнерусских княжеств боялись разделений? Разве не жили они в условиях постоянных распрей? XIV век — это было время той самой феодальной раздробленности, про которую пишут в школьных учебниках. Князья воевали друг с другом, даже если были родственниками; их люди — что дружинники, что чернь — давно привыкли к тому, что соседи запросто могут нагрянуть с набегом, и надо будет оборонять свой дом. А если повелит собственный князь — и самим отправиться в очередной поход.

Вряд ли простой человек даже задумывался о таких вещах, как «страх ненавистной розни мира сего». Хотя, наверное, рознь действительно была ненавистна многим — как противоположность стабильности.

И тут — святой отшельник хочет, чтобы люди победили в себе страх этой розни. И каким способом? «Воззрением на Святую Троицу». Созерцанием Триипостасного Божества, выражаясь богословскими терминами.

Попытаемся представить себе обычного жителя какого-нибудь древнерусского города — Ростова, Твери, Новгорода, который был способен вознестись умом и духом до высот, доступных не каждому подвижнику. Вряд ли получится. Да и дело не в древности; сейчас положение вещей изменилось не сильно: как часто мы, живущие в XXI веке, размышляем о тайне Святой Троицы, об отношениях Лиц Триединого Бога?

Икона Святой Троицы

К кому же тогда обращался преподобный Сергий? Что за «целевая аудитория» была у него, когда он задумывал посвящение своего монастыря Святой Троице? Кто из современников вообще мог понять его устремления?

В первую очередь — конечно, ученики и те современники, которых летописи называют собеседниками святого. «Подобное познается подобным»: понять и разделить созерцательные откровения великого молитвенника могут лишь такие же молитвенники и подвижники. В конце концов, все ученики и собеседники — все иже во святых.

А еще — может быть, отчасти те мирские правители, которые знали Троицкого игумена и прислушивались к его советам. Хотя — тот же московский князь Дмитрий Иоаннович, будущий святой благоверный князь Димитрий Донской — и тот, бывало, пренебрегал духовной мудростью преподобного Сергия, делая сознательный выбор в пользу политических соображений.

Да, наверное, Преподобный очень хотел, чтобы именно русские князья победили в себе «страх ненавистной розни мира сего»; по крайней мере, в их силах было положить конец этой розни — хотя бы «сверху», властной волей, без обязательного молитвенного созерцания.

И у него получилось. И у князей тоже.

Вряд ли, конечно, князья смогли преодолеть в самих себе привычку и стремление к разделению через «воззрение на Святую Троицу»: высоковат все же подвиг. А вот личность самого преподобного Сергия их убедила: любовью и смирением достигаются такие цели, о которых они как мирские правители могли лишь грезить, и которые, следуй они привычным методам, никогда не стали бы реальностью.

А тут — стали.

Постичь тайну Святой Троицы может совсем не каждый. Но понять, что перед тобой человек, которому эта тайна открыта — это уже более доступная простому человеку вещь.

За то и почитают святого Сергия — за то, что он созерцал Святую Троицу. И через это «воззрение» показал силу любви и смирения. В противовес силе государства, силе оружия, силе вражды.

Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас. Чтобы мы для начала возненавидели «рознь мира сего». А потом уже понемножку и с остальным разобрались.

8
Чтв
2016