Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / ​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VI. Ум-ар-Расас — Маин
Блоги

​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VI. Ум-ар-Расас — Маин

​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VI. Ум-ар-Расас — Маин
А+
Распечатать
Фото: Михаил Моисеев

Иордания христианская. Ум-ар-Расас

«Вижу чудное приволье, вижу нивы и поля…» Наш автобус едет по дороге, по обе стороны от которой лежат настоящие хлебные нивы, поля, засеянные пшеницей. Это тоже Иордания, ее равнинная и при этом не самая засушливая часть.

— В сельском хозяйстве мы сами себя обеспечиваем полностью, — Самер не без гордости комментирует открывающиеся виды. — По некоторым культурам собираем до пяти урожаев в год. Овощи, фрукты — с этим вообще проблем нет.

Земледелие довольно хорошо развито в Иордании. Пшеничные поля начинаются буквально на окраинах Аммана. Увидеть здесь комбайн почти невозможно: земля слишком каменистая. Зато не редкость — небольшие наделы, где пшеницу жнут вручную.

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Проезжаем город с непроизносимым названием Al Jumayyil. Обычный провинциальный иорданский городок с непременными типовыми зданиями администрации, полиции, школы; она здесь смешанная, мальчики и девочки учатся вместе. На окраине сворачиваем на указателе: Ум-ар-Расас.

Этот археологический комплекс замечателен тем, что на его территории сохранились памятники римской, византийской и ранней исламской культур — казармы военного лагеря, храмы, жилые дома древнего города Кастрона Мефаа. По каменистой дорожке идем к сооружению, напоминающему авиационный ангар. Этот навес сохраняет от солнца и дождей (если они вообще здесь бывают) центр и жемчужину всей экспозиции — церковь святого Стефана постройки второй половины VIII века.

Масштабы сохранившихся здесь мозаик поражают. Десятки, если не сотни, квадратных метров изумительных по красоте изображений. Пол храма святого Стефана — это настоящее монументальное искусство, огромный и сложный художественный проект, осуществить который даже сегодня по силам далеко не каждому мастеру. И дело тут даже не в технической сложности, а в удивительной цельности мозаики, состоящей из десятков и сотен отдельных изображений и элементов, но при этом будто пронизанной единым внутренним содержанием. Здесь нет ничего лишнего и ничего незначительного.

Иорданские заметки, часть VI. Ум-ар-Расас — Маин

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Вот здесь становится жаль, что мы оказались неподготовленными туристами. Потому что «читать» мозаики Ум-ар-Расаса, проникать в их символику — увлекательнейшее занятие, на которое можно потратить не один час и даже не один день. Здесь, например, изображены все важнейшие города региона, в том числе входившие в состав древнего Декаполиса: Филадельфия (современный Амман), Медева (Мадаба), Кейсария, Наблус, Гераса (нынешний иорданский Джераш), Аскалон, Иерусалим и другие. Каждый город изображен очень лаконично: башенки в обратной перспективе, одна-две городские постройки и подпись. В то же время ни одна «иконка» не похожа на другую. А специалисты-археологи наверняка найдут на них символические изображения каких-то реально существовавших в древних городах построек.

В центральной части мозаики в обрамлении орнамента — десятки круглых миниатюр. И почти ни одной сохранной. Тут древние мастера изобразили людей (святых или просто каких-то выдающихся современников — неясно), и эти портреты впоследствии постигла та же печальная участь, что и другие подобные: их «стерли», разобрав на кусочки и собрав заново в случайном порядке. То же самое мы уже видели в Мадабе и в других местах. Кто были эти люди и как они были связаны с городами Десятиградия? А если это были изображения святых, то, кто знает, может быть, мы навсегда утратили свидетельства о подвиге каких-то подвижников древности, которых не знает современная Церковь?

Ум-ар-Расас, развалины древнеримского города Кастрон Мефаа

Ум-ар-Расас, развалины древнеримского города Кастрон Мефаа

Уходить отсюда не хочется. Делаем очередной круг по подвесным переходам-галереям для туристов.

И все же храм святого Стефана — лишь часть всего комплекса. С трех сторон к руинам храма подступают развалины древнего города. Выясняется, что он, так же, как и Джераш, ещё даже не полностью раскопан. «О, сколько нам открытий чудных…» Повезет же тем археологам, кому выпадет счастье участвовать в раскопках в Ум-ар-Расасе. Правда, когда это произойдет, неизвестно: уже десять лет прошло с того момента, как ЮНЕСКО включило Ум-ар-Расас в свой список всемирного наследия, а признаков серьезных археологических работ нет как нет.

Но иорданцы, судя по всему, не особо торопятся. Дорогое это удовольствие — раскопки в таких местах; без финансовой помощи извне вряд ли что-то получится.

А пока редкие туристы не спеша бродят по каменистым холмам, из склонов которых вырастают стены древних домов, храмов, арки и лестницы. Полуразвалившиеся, заросшие низкорослым кустарником и жесткой травой, эти руины живут своей неторопливой жизнью, в которой столетие — что один день…

Ум-ар-Расас. Развалины военного лагеря римлян

Ум-ар-Расас. Развалины военного лагеря римлян

А у нас час, проведенный под палящим солнцем, отнимает все силы. Изможденные, мы малодушничаем и отказываемся от мысли дойти до башен столпников, которые виднеются в полукилометре. Точнее, видна по сути одна башня; от другой почти ничего не осталось, лишь развалины фундамента. Там, как гласит предание, подвизались в древности монахи-столпники.

Преподобные отцы, простите нас и благословите наше путешествие.

Запоздалый факт-открытие: уже в автобусе, остывая под кондиционером, узнаем от нашего гида, что башни Ум-ар-Расаса — единственные сохранившиеся в христианском мире башни-столпы, на которых подвизались древние отшельники.


Ум-ар-Расас, центральная часть мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, центральная часть мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас. Башни столпников

Ум-ар-Расас. Башни столпников

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Древний Аскалон на мозаиках храма св. Стефана

Древний Аскалон на мозаиках храма св. Стефана

Ум-ар-Расас. Руины жилого дома

Ум-ар-Расас. Руины жилого дома

Поля пшеницы в окрестностях Ум-ар-Расаса

Поля пшеницы в окрестностях Ум-ар-Расаса

Ум-ар-Расас. Местные мальчишки у развалин башен столпников

Ум-ар-Расас. Мальчишки у развалин башен столпников


Иордания туристическая. Маин

Горячие источники и водопады Маина (Ma’In, с ударением на втором слоге) — природный заповедник к юго-западу от Мадабы. Здесь иорданская природа бросается от одной крайности в другую: полчаса назад наш автобус осторожно спускался по крутому серпантину, оставив позади пустыню и палящее солнце, а теперь нашему взору предстает узкое ущелье, темное и влажное, все в густой зелени.

Где-то недалеко Мукавир и руины замка царя Ирода. Говорят, он бывал в Маине, поправляя в местных термальных источниках свое здоровье. Да, неплохое место выбрал Ирод для своей резиденции.

Дорога на Маин вьется серпантином среди иорданских гор

Дорога на Маин вьется серпантином среди иорданских гор

Ущелье тянется с востока на запад. Солнце простреливает его последними своими лучами; вечереет. Высокие обрывистые скалы буро-желтыми стенами нависают над каньоном, по дну которого течет настоящая горная река. Постоянным фоном — шум бурлящей воды. И главное — водопады, срывающиеся с отвесных скал. Их тут десятки, как говорят. Причем большинство из них — с горячей водой. Иногда горячей настолько, что войти в эти струи невозможно: температура некоторых источников достигает 70 градусов.

Но есть и более комфортные природные «душевые». Главная купальня курорта устроена на месте водопада с температурой воды примерно 35-40 градусов.

Да, в этом уникальном месте туристам предлагается исключительно телесный отдых, никаких особых археологических изысков, культурных и исторических памятников. Надо признать, что после нескольких дней путешествий по пустынной Иордании этот вид отдыха кажется особенно ценным. Местные жители, кстати, того же мнения: в Маин ездят отдыхать и из Мадабы, и из Аммана — отовсюду. Это довольно необычно, кстати. Сколько раз подмечено: живущие у моря люди обычно редко в нем купаются; далеко не каждый москвич бывал в Кремле или посещал Третьяковку. В общем, «сапожник без сапог» — универсальная формула для таких случаев. А тут — нет; среди купающихся большинство — местные жители.

Маин. Теплые водопады популярны не только у туристов

Маин. Теплые водопады популярны не только у туристов

На площадке перед главной купальней оживленно и шумно. Шумит водопад, покрикивают от удовольствия купающиеся в его струях люди. Купальня разделена на несколько открытых бассейнов. Один из них — семейный, здесь купаются иорданцы, приехавшие с женами и детьми. Другой, похоже, исключительно женский — тут собралась компания из нескольких иорданок, одетых в традиционные длинные платья, с покрытыми головами. Арабские «купальники», оставляющие открытыми только лицо, кисти руки и ступни, по сравнению с бикини, в которых щеголяют немногочисленные европейки, — настоящие скафандры инопланетян. Да, разница между культурами и традициями видна здесь особенно отчётливо. Хотя мусульманские женщины с азартом делают «селфи» на фоне бурлящего потока. Неужели эти снимки через минуту появятся в Instagram?

Даже многие мужчины купаются в майках. Хотя те, что помоложе — те ведут себя гораздо свободнее пожилых. Вот компания молодых арабов примостилась на скользких камнях прямо под струями водопада; ребята кричат, встают в мужественные позы — а их друг пытается сделать снимок мобильным телефоном.

Это не так-то просто. И брызги, которые облаком висят в воздухе и мгновенно покрывают теплой росой объектив — не главное препятствие. Главная трудность — это чтобы не развалилась композиция. Дело в том, что струи водопада, мощные, полноводные, тугие, падают с приличной высоты, и порой очень непросто сохранить под ними равновесие, стоя на скользких камнях. Молодым арабам это удается, и оттого они ревут еще громче: да, мы сделали это! В этот момент они очень похожи на группу фанатов какого-нибудь «Анжи» или «Терека».

Маин. Купальня для женщин

Маин. Купальня для женщин

Мужчины постарше сидят по шею в горячей воде. Водопад — природный «смеситель» — иногда освежает неожиданной прохладной струей. Дети визжат и брызгаются. За ними присматривают их родители.

Говорят, местные воды, помимо того, что они нагреты глубоко в недрах земли, отличаются высоким содержанием минеральных элементов. Рекламные проспекты обещают туристам, что воды Маина улучшат обмен веществ, вылечат заболевания суставов и кожи, снимут аллергические реакции и даже замедлят процессы старения. Как можно понять, что ты стал стареть медленнее? Ну да ладно. Избавиться от аллергии и подлечить суставы — уже хорошо.

Солнце давно ушло за скалы. Все ущелье накрыла непривычная для глаза густая тень. Но центральная купель лишь наполняется людьми – многие выбираются сюда именно под вечер, когда не так жарко. Маленькая лавка-киоск предлагает отдыхающим небольшой ассортимент традиционных арабских женских купальников-платьев и даже спортивных вариантов, похожих на костюмы аквалангистов.

Природа Маина контрастирует с окружающей ущелье пустыней

Природа Маина контрастирует с окружающей ущелье пустыней

В стороне — здание мечети. Пения муэдзинов, обычного для иорданских городов, не слышно — постояльцы отеля в большинстве своем не мусульмане, а кому надо совершить намаз — те сами найдут дорогу. Да и нет здесь никакого города, ни даже поселка: в ущелье стоит одна-единственная гостиница. Сейчас сотрудники администрации обеспокоены другой проблемой: пару минут назад со скалы неподалеку в ущелье обрушился довольно внушительный кусок горной породы, и теперь надо разобраться, не повредил ли он постройки или коммуникации.

Указатели честно предупреждают: «Природные особенности местности предполагают оползни и падение камней».

До берега Мертвого моря отсюда буквально пара километров. Тем удивительнее наблюдать буйную зелень Маина, ощущать здешнюю прохладу. Как немного нужно природе, чтобы она использовала свой шанс и расцвела со всей силой и красотой.

В библиотеке отеля находится путеводитель, посвященный Маину. С удивлением узнаем, что в свое время и здесь были обнаружены мозаики из христианских храмов, которые теперь хранятся в Археологическом парке Мадабы. Они датируются началом-первой половиной VIII века. На этих мозаиках представлены виды городов Святой Земли по обоим берегам Иордана: Никополь (Эммаус), Элевтерополь (Бет Гибрин), Аскалон (Ашкелон), Майум, Газа, Одроа (Адраа в Сирии), Харахмуба (Харахмоба, Карак), Ареполис (Ар-Рабба), Гадорон, Эсбунта (Хесбан), Белемунта (Хаммамат Маин).

Иордания туристическая в очередной раз приоткрывает страницу своей истории, неразрывно связанной с христианством.

Факт-открытие: Иерусалимский Патриархат, чья юрисдикция простирается на Израиль, Иорданию и Палестинскую автономию, именно в Иордании имеет больше всего приходских церквей — в стране насчитывается 37 православных храмов и один монастырь. Для сравнения: в Израиле у Иерусалимского Патриархата 17 храмов (не считая монастырей), на территории Палестинской автономии — 11 храмов.


Оздоровительные ванны Маина доступны круглый год

Оздоровительные ванны Маина доступны круглый год

Ущелье Маин

Ущелье Маин

Местные жители приезжают в Маин семьями

Местные жители приезжают в Маин семьями

До Москвы не так уж и далеко

До Москвы не так уж и далеко

8
Чтв
2016