Станьте участником команды «Рублева»

cross
Поздравляем Святейшего Патриарха Кирилла с 70-летием!
Главная / Блоги / ​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VII. Петра
Блоги

​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VII. Петра

​Другая Святая Земля. Иорданские заметки, часть VII. Петра
А+
Распечатать
Фото: Михаил Моисеев

— Пожалуйста, если хочешь — пойдем, сядешь поближе.

В темноте я не сразу понимаю, к кому обращены эти слова на ломаном английском. Потом соображаю, что это ко мне обращается пожилой араб, сидящий рядом на скамейке. Скамейка приткнулась сбоку от Эль-Хазне — знаменитого высеченного в скале набатейского храма.

На площади собралась порядочная толпа туристов, пришедших посмотреть на ночную Петру. Вся площадь уставлена бумажными фонариками. В центре на стуле сидит музыкант и играет какую-то арабскую мелодию, бесконечную, тягучую. Вспышки фотоаппаратов тонут в душной темноте.

***


Петра. Мавзолей Эль-Хазне

Петра. Мавзолей Эль-Хазне

Побывать в Иордании и не посетить Петру значит совершить непростительную глупость. Потому что этот опустевший почти полтора тысячелетия назад древний город — настоящее чудо. Помнится, когда в 2007 году в интернете проходило голосование и люди выбирали новые семь чудес света, Петра одна из немногих была неоспоримым претендентом, а потом действительно вошла в это число.

А теперь мы ходим по улицам этого полумифического древнего города, и осознать этот факт получается не сразу — уж очень все это странно и удивительно.

Петра. Столица древней Идумеи, а затем — и Набатейского царства. Город, через который во главе израильского народа проходил пророк Моисей во время сорокалетних странствий по пустыне. Город, неподалёку от которого он похоронил своего старшего брата Аарона, первого еврейского первосвященника.

Как мог возникнуть большой и цветущий город посреди пустынных гор? Большой — это не преувеличение: на рубеже нашей эры население Петры составляло 40 тысяч человек. Для туриста, попавшего сюда впервые, этот факт становится неожиданностью; как правило, первая и единственная ассоциация, связанная с Петрой, — это как раз Эль-Хазне, знаменитый фасад, ставший фактически туристическим логотипом Иордании.

Дорога на Петру поднимается в отрогах Иорданских гор

Петра долгое время оставалась сокрытой от посторонних глаз благодаря своему расположению в глубоких горных ущельях


В то время как мавзолей (храм? сокровищница? у ученых нет единого мнения на сей счет) Эль-Хазне — это действительно только парадный фасад Петры, помимо которого здесь сохранилось огромное количество древних памятников.

Мы бредем по каменистой дороге между невысокими скалами. Где-то впереди — ущелье Сик, та единственная дорога, по которой можно попасть в Петру. Местный туристический бизнес олицетворяют многочисленные коляски, запряженные лошадьми, да всадники, лихо гарцующие перед туристами и предлагающие преодолеть два километра до Петры верхом. Нет, отказать себе в удовольствии неторопливо пройтись по узкому (иногда ширина достигает буквально нескольких метров) ущелью мы не можем и продолжаем свой путь.

Наш и без того словоохотливый гид Самер здесь не умолкает ни на минуту. Оно и понятно: Петра — уникальное место, настоящая жемчужина древнего мира, и рассказывать (равно как и слушать) о ней можно часами.

— Здесь пересекались торговые, караванные пути. И Петра была отличным местом для их отдыха, перевалочным пунктом. Караваны, которые прибывали сюда, были в безопасности — город всегда был отлично защищен, — рассказывает Самер.

Сувенирная лавка у входа в ущелье Сик

Сувенирная лавка у входа в ущелье Сик

Да-да, и снова — экономика, выгода, доход. “Money makes the world go round”. Деньги местные жители зарабатывали, как сейчас бы сказали, в сфере услуг — помимо гарантий безопасности, они предоставляли купцам кров, пропитание и воду. Постепенно набатеи начали сами скупать товары, доставлять их на рынки отдалённых городов и перепродавать там с выгодой для себя. Приезжие купцы, проигрывая в цене, выигрывали в безопасности торговли и обороте.

С безопасностью здесь на самом деле было все в порядке. В древности мало кто знал, как попасть в Петру; вход в ущелье надежно охранялся, местные жители держали в тайне это место. Но даже если кто-то из непрошенных гостей и проникал в ущелье Сик, выбраться из него живым шансов было крайне мало. Даже прославленные римские легионы, когда пришли сюда на рубеже нашей эры, не смогли взять Петру. Лишь в начале II века н. э. Набатейское царство вошло в состав Римской империи, и это вхождение стало скорее результатом политического процесса, нежели прямого завоевания.

В узком просвете мелькает розовый фасад Эль-Хазне. Мы выходим на площадь-колодец, окружённый в трех сторон скалами бледно-кораллового цвета. Добро пожаловать в Петру.

Наиболее величественные сооружения Улицы Фасадов в Петре — захор

Наиболее величественные сооружения Улицы Фасадов в Петре — захоронения набатейских царей

Количество, масштабы и совершенство сохранившихся здесь сооружений поражают воображение. В скалах, окаймляющих разветвленное ущелье, древние набатеи высекли огромные здания. До сих пор не найден ответ на вопрос, как они это сделали с точки зрения технологии. Равно как не понятно до конца, чем являлись скальные сооружения по своему назначению — усыпальницами местных правителей и вельмож, храмами в честь древних богов, чем-то еще.

— Здесь, справа, были гробницы царей, — наш гид показывает на многометровые величественные фасады, возвышающиеся над ущельем. — А там, с другой стороны, видите — простые, небольшие пещеры, где хоронили обычных горожан. Мы называем это место «муравейник».

Метко. Черные отверстия пещер жмутся друг ко другу, поднимаясь рядами-этажами вверх по склону. Никаких монументальных фасадов и украшений, разумеется.

То, что здесь хоронили усопших в пещерах, высеченных в скале, — сомнению не подлежит; эта традиция распространена на Востоке. Но как сосуществовали рядом город мертвых и живая Петра, загадка. По крайней мере, отличить жилую пещеру от пещеры-склепа непросто.

Ущелье Сик, единственный путь к Петре, надежно защищало ее от не

Ущелье Сик, единственный путь к Петре, надежно защищало ее от незваных гостей

Заходим под сень большого навеса у одной из скал. Это сувенирный магазин. Наш Самер привел нас сюда не для того, чтобы мы отоварились здесь местными побрякушками, а он потом получил свои комиссионные. Дело в другом. Владельцы этого магазина приспособили под него пещеру, ранее служившую усыпальницей. Похоже, теперь это «фишка» их лавки, с помощью которой они привлекают любопытных туристов.

— Вы спрашивали, живет ли кто-нибудь сейчас в Петре, — Самер, как обычно, несерьезен. — Вот эти ребята живут. Им неудобно каждый вечер уезжать отсюда и оставлять весь товар в магазине — вот они и ночуют прямо здесь.

А если серьезно, то в свое время правительство Иордании с трудом решило проблему отселения из Старой Петры местных жителей. Но теперь вроде бы все утряслось, и современная Новая Петра — это городок, который начинается неподалёку от входа в ущелье Сик и простирается в сторону от древней набатейской столицы.

Петра была богатейшим городом, в этом можно не сомневаться. Масштабы строительства и уровень технологий — тому свидетельства. Вопреки расхожему мнению, Петра не вся целиком высечена в горных породах. Здесь сохранилось много построек, возведенных обычным, традиционным способом, с помощью известняка. И самые монументальные — это храмы.

Древние набатеи были предприимчивые и неглупые люди. Они поняли, что для того чтобы привлечь в свой город еще больше купцов со всего света, для них надо создать комфортные условия. Вода, пища, охрана, верблюды — это все понятно, это необходимые вещи. Но цари Петры, выражаясь современным языком, мыслили системно. Они поняли, что приезжий купец-чужестранец будет чувствовать себя спокойнее, если он будет иметь возможность молиться своему богу. Поэтому Петра стала настоящим экуменическим центром древности. Здесь были храмы, вероятно, всем известным на тот момент богам — римским, греческим, ассирийским, египетским. Алтари и жертвенники стояли даже в ущелье Сик, по дороге к городу.

Петра. Руины Великого Храма

Петра. Руины Великого Храма

Эта политика местных правителей оправдала себя. На пике своего расцвета Набатея представляла собой торговую империю, которая связывала Средиземноморье с Китаем, Индией, Парфянским царством и Аравией.

В поздний период своей истории, в первые века нашей эры, Петра узнала христианство. Высоко в скалах сохранился так называемый монастырь Эд-Дейр — монументальное здание, напоминающее Эль-Хазне и даже превосходящее его размерами. Предполагают, что с проникновением в эти места христианства здесь жили первые монахи. Помимо этого, туристам показывают развалины храма постройки Vвека. Как и повсюду в Иордании, эта христианская базилика была украшена замечательными мозаиками.

Но христианская история Петры была недолгой. После того как Набатейское царство в 106 году н. э. было включено в состав Римской империи, город постепенно теряет свое влияние. В V—VI веках Петра становится центром конфликта между Византией и Персией, неоднократно подвергается осадам и переходит из рук в руки. В 551 году здесь происходит разрушительное землетрясение, уничтожившее многие города региона. В период распространения ислама географическое положение Петры поначалу способствует ее процветанию — город находится на пути в Мекку. Но когда в 750 году нашей эры Аббасиды переносят столицу халифата в Багдад, город начинает стремительно умирать. А конец истории набатеев и вовсе покрыт мраком:

— В какой-то момент этот народ пропал, — Самер, как истинный экскурсовод, в меру сгущает краски, придавая драматизма своему рассказу. — Просто исчез. Никаких следов, никаких документальных свидетельств. Ученые думают, что здесь произошло сильное землетрясение, и люди ушли из Петры из-за эпидемии.

«Муравейник» — гробницы простых жителей Петры или их жилища?

«Муравейник» — гробницы простых жителей Петры или их жилища?

В 747 году в здешних местах действительно произошло ужасающее по силе землетрясение, были разрушены многие города Трансиордании и Палестины. Набатеи, семитские племена, скорее всего, навсегда покинули свою столицу, чтобы ассимилироваться среди родственных народов.

В XI веке Петру, уже необитаемую, заново открыли крестоносцы, но вскоре, к середине XIIIвека, здесь оставались лишь руины, почти полностью погребенные под слоем песка. На многие столетия Петра была предана забвению. Одни только местные бедуины, пасшие своих овец вблизи здешних каньонов, знали о ее существовании.

Новая жизнь Петры началась в 1812 году, когда швейцарец Иоганн Буркхардт, принявший ислам археолог-востоковед, путешествовал в этих местах и открыл древнюю столицу Набатейского царства. Про историю этого открытия можно сказать: «Как в кино!»

Во время одного из очередных переходов по долине Вади-Муса (арабское «долина Моисея») он заметил вдали на вершине горы какую-то постройку и спросил сопровождавших его арабов, что это такое. «Могила Аарона», — ответили проводники. Буркхардт, не веря своей удаче, упросил отвести его к этому месту. Хотя швейцарец и хорошо знал арабский язык и путешествовал под видом сирийского купца Ибрагима ибн Абдаллы, все равно, в здешних краях он был чужаком. Потому сопровождающие его арабы согласились не сразу.

Но когда проводники все же решились провести Буркхардта к могиле Аарона, судьба сыграла со швейцарцем добрую шутку: они двинулись по самому удобному пути — через ущелье Сик. Ну, а в конце ущелья удачливого исследователя ждал большой сюрприз.

Ущелье Сик

Ущелье Сик

…Бесконечная бедуинская песня заканчивается. Партер, сидящий на брошенных на песок циновках, аплодирует. Певца сменяет следующий актер. Актер? Наверное. Вся местная экзотика — чуть-чуть театральная, на экспорт. Вдруг узнаю в человеке, ходящем посреди рядов бумажных фонарей и что-то громко декламирующем на английском, того самого араба, который предлагал мне занять место поближе к певцу.

Он размахивает руками и, делая большие паузы, выкрикивает слова. Он рассказывает притчу о том, как он услышал Голос.

— Я спросил: кто ты? «Я — Петра», — был мне ответ.

Мистически настроенные туристы притихли, внимая эху, которое отражается от стен ущелья и уносит восклицания рассказчика куда-то вверх, к небу.

Какую мудрость поведала древняя Петра этому человеку? Чем готова она поделиться с нами? У каждого, кто побывал здесь, возникла своя связь, завязался свой диалог с этим удивительным местом.

Петре есть что рассказать.

***


Факт-открытие всей поездки: Иордания — Святая Земля, неотъемлемая ее часть. И нельзя познакомиться со Святой Землей, не побывав в Иордании. Это даже не «вид сбоку», нет. Если Израиль — это первый том-описание запечатленных свидетельств библейской и евангельской истории, то Иордания — второй. А может быть, и наоборот — если следовать хронологии событий. И читать все это ценнейшее повествование необходимо целиком.

Шоу «Ночная Петра» пользуется неизменной популярностью у туристо

Шоу «Ночная Петра» пользуется неизменной популярностью у туристов

«Стоянка общественного транспорта» у входа в ущелье Сик

«Стоянка общественного транспорта» у входа в ущелье Сик

Уникальный красно-розовый оттенок — «фирменный» цвет Петры

Уникальный красно-розовый оттенок — «фирменный» цвет Петры

У входа на территорию заповедника

Король Абдалла со своего портрета одобрительно наблюдает за тем, как в его стране развивается туристический бизнес

Петра. Семейный склеп, высеченный в скале

Петра. Семейный склеп, высеченный в скале

Развалины театра

Развалины театра

Ущелье Сик вечером освещают сотни бумажных фонарей

Ущелье Сик вечером освещают сотни бумажных фонарей

Масштабы построек Петры поражают воображение

Масштабы построек Петры поражают воображение

Улица Новой Петры

Улица Новой Петры

3
Суб
2016