Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / Что я увидел на «Территории»
Блоги

Что я увидел на «Территории»

Что я увидел на «Территории»
А+
Распечатать
Фото: kinopoisk.ru

Скажу сразу — фильм привел меня в практически восторженное состояние.

Также скажу, что книгу не читал и вряд ли соберусь (увы, несмотря на прекрасное кино). Говорим только о фильме (одном, не затрагивая фильм 1978 г.).

Жанр — однозначно агиография. И в этой номинации известный и претенциозный «лобовой» «Остров» Лунгина наконец-то обойден на десять корпусов вперед и отменен.

Агиография. Герои скитаются в бескрайней пустыне и творят чудеса. В этом все основное содержание. Некоторая затянутость и расползание связей между отдельными эпизодами и сюжетными линиями этим полностью оправдано. Житийные повествования в классическом виде большей частью выглядят именно так — как нарезка отдельных историй из жизни святого-героя или группы героев. Эти отдельные истории могут быть расположены в произвольном порядке, и не хронологически, и не тематически. В общем, почти все как в «Территории».

Вся группа главных героев представляет собой не что иное как духовный монашеский орден (в европейских понятиях) или школу (в восточных). Собственно, к тибетским образам прямо отсылает множество деталей. Это и прозвище Будда у «главного гуру» этой школы, и фамилия второго руководителя «партии» Монголов, и сцены в горах под облаками, и реалии традиционной культуры народов Сибири, которые в восприятии зрителя легко сближаются с Тибетом, и многое другое.

В связи с этим высказывание «Будда ищет золото» приобретает несколько иной, непрямой смысл. Точно так же в этом контексте многочисленные философические фразы и рассуждения героев о нравственно-этических и космологических категориях бытия (не всегда уместные и реалистичные) не только могут читаться нами прямо, но и отражают вполне естественную атмосферу учительства и проповедничества, которая культивируется и ценится среди последователей школы, подобно тому, что хорошо известно о многочисленных монашеских движениях разных времен и народов.

И еще в связи с этим, поступки и характеры героев необходимо рассматривать не только и не столько в отдельном личностном ключе. Все они живут и действуют как представители группы, клана. Поэтому кто-то из них может быть хуже или лучше подготовлен, обладать более или менее симпатичными чертами характера, но главное в том, что каждый из них проходит свой отрезок пути в пустыне, составляет свою часть карты «Луга духовного». «Золото» — преображение, просветление, прорыв в новое измерение бытия (буквально — в космос) может складываться только из суммы всех пройденных маршрутов.

Создатели фильма, в общем-то, настаивают на этом групповом, или даже, точнее сказать, общинном сознании героев, собирая их почти всех вместе в последней кульминационной сцене на залитом золотым солнечным светом берегу океана (вселенной). Множество других, частных образов в фильме с разных сторон раскрывают эту основную идею общего преображения, которое каждый переживает по-своему, но все же переживает: переход через реку в новый мир, смерть и воскресение главного героя Баклакова, отрезвление Гурина, подвиг Апрятина и т. д.

Уже в титрах нам вновь демонстрируют то же коллективное начало, когда показывают некие тени геологов, переходящих один за другим по подвесному мостику через реку. Странно, но для меня именно в этот момент, уже за пределами фильма как такового, его образность достигает высшей точки. Наиболее точно этот образ сопоставим с древним авестийским преданием, которое известно под названием «мост Чинват», или «мост суда». Мост, соединяющий мир живых и мир «вечно живых». С помощью Заратуштры по этому мосту может пройти только праведная душа. И под ногой грешника он становится узким как лезвие ножа, а праведнику кажется шириной «в двадцать семь стрел». Если же представить этот образ в рамках авраамических традиций, то перед нами (в чуть более отдаленном виде) предстает не что иное как известная лестница, которая некогда привиделась Иакову. Лестница, опиравшаяся на землю и верхом касавшаяся неба, по которой поднимались на небеса ангелы и «благочестивые мужи».

4
Вск
2016