Станьте участником команды «Рублева»

Главная / Блоги / Боль креста и радость спасения
Блоги

Боль креста и радость спасения

Боль креста и радость спасения
А+
Распечатать
Фото: flickr

Красная Пасха-2017 в Египте

В нынешнем году праздник Входа Господня в Иерусалим, который большинство Церквей отмечали одновременно, оказался трагическим днем для всего христианского мира. Два взрыва, приведенные в действие террористами-смертниками, прогремели с интервалом в несколько часов в двух коптских храмах в Египте. Ответственность взяли на себя радикальные исламисты. Погибли более 40 человек, смертельной опасности подвергся глава Коптской церкви патриарх Тавадрос II, покинувший здание за несколько минут после того, как там произошел взрыв.

Для родственников погибших, для всех коптских христиан, которых в Египте и за его пределами насчитывается более 15 миллионов, Пасха 2017 года поистине стала красной — окропленной кровью людей, пришедших в храм помолиться в важнейший праздник, смысл которого — начало пути Иисуса Христа на Голгофу. Мы не знаем, намеренно террористы выбрали именно этот день или же это цепь совпадений, но ассоциации с мучениками, подражавшими в своем смертном подвиге крестным страданиям Господа, невольно возникают. Особенно если помнить о том, что взрывы на Вербное воскресенье — далеко не первые акции радикалов, направленные против коптов.

Похороны жертв теракта, произошедшего во время праздничного богослужения в Вербное воскресенье

Фото: Samer Abdallah / AP/TASSХристиане подвергаются гонениям и в других странах Ближнего Востока. Но если в Сирии давно идет полномасштабная гражданская война, развязавшая руки самым разным антихристианским и просто деструктивным силам, в том числе ДАИШ, то Египет — территория, где люди живут относительно мирно. И тем не менее даже в этих условиях копты-христиане стали настоящей группой риска, в которой любой человек в любой момент может пострадать только за то, что он — христианин.

Христиане Египта между двух огней

Если «отмотать» события назад… Все началось после активизации «Исламского государства» в конце 2000-х и его разрыва с «Аль-Каидой». В новогоднюю ночь 2011 года бомба, взорвавшаяся у церкви Двух Святых в Александрии, унесла жизни 21 прихожанина. Тогда, на следующий день после теракта тысячи молодых коптов вышли на демонстрацию, протестуя против того, что власти не способны их защитить. Но, как видно сейчас, требования обеспечить безопасность христианских церквей результата не принесли.

В декабре 2016 года сильнейшие взрывы прогремели в соборном комплексе каирского района Аббасия, где находится сразу несколько церквей и кафедральный собор, в котором часто проводятся службы с участием христианского патриарха. А за год до этого, в феврале 2015-го, джихадисты совершили беспрецедентное для XXI века по своей чудовищности деяние — расстреляли «на камеру» 21 копта на берегу моря. Как свидетельствует запись, многие из них умирали с исповеданием христианской веры и молитвой.

Уже через неделю коптский патриарх причислил убитых к лику мучеников. Такого яркого, очевидного свидетельства (а греческое martys, обозначающее мученика, изначально и переводится как «свидетель») за веру современное христианство еще не знало. И вот теперь угроза жизни за исповедание веры становится для ближневосточных христиан частью новой реальности. Ведь до стабильности в этом регионе еще очень далеко.


Коптская икона в храме святой Варвары в Каире

Фото: Nadia Ismail (CC by 2.0)

Ситуация осложняется многолетней дискриминационной политикой египетских властей по отношению к христианам. Зачастую фанатично настроенные мусульмане-обыватели и лояльные установкам исламизма государственные чиновники нетерпимы к любым попыткам коптских общин улучшить условия для жизни и молитвы. Риторика египетских властей о национальном единстве после каждого террористического акта против христиан, как правило, предназначена для международного сообщества, на внутренней же арене эти заявления не имеют никаких серьезных последствий.

Так, обещание властей разрешить постройку храма в честь коптских новомучеников в селении Саламут пока так и остается обещанием. Насколько реальна возможность строительства этой церкви, судить трудно. Местное мусульманское население выступает категорически против. Например, в 2015 году мусульмане города аль-Ура забросали «коктейлями Молотова» местных прихожан и их автомобили.

Автор этих строк задался вопросом: как сами копты, особенно те, кто связан с погибшими от терактов кровными и дружескими узами, воспринимают то, что происходит? Что они чувствуют в отношении страшной возможности, к которой, по сути, должен быть готов каждый христианин? Как воспринимают нападения на свою паству коптские иерархи? Каково соборное мнение Коптской Церкви на этот счет? Ниже приводятся свидетельства и слова самих коптов – иерархов и участников трагических событий.

Прощение и бесстрашие

После терактов 9 апреля коптские приходы совершили богослужение в день Пасхи Христовой, но отказались от последующих празднований на бытовом уровне.


Коптский епископ Серапион

Фото: Coptic Orthodox Diocese of Los Angeles


В своем пасхальном обращении к американской общине коптский епископ Серапион прямо говорит о торжестве взорванных христиан как о торжестве и победе Воскресения Христова:

«Мы радуемся Воскресению нашего Господа, потому что оно дает нам силы противостоять силе зла. В нашей радости о Воскресении мы разделяем боль и страдания, с которыми сталкиваются наши возлюбленные братья в Египте после террористических атак. Мы сталкиваемся с силами зла и в Америке, и это заставляет нас чувствовать, что мы являемся глиняными сосудами…

Однако Воскресение Христово дает нам огромную уверенность в себе. Наша вера в Воскресение Христа дает нам силу побеждать мир. Матери этих мучеников стали свидетелями их сильной веры и победили мир. Сегодня мир приходит к нам, кто носит имя Христа, с мечом и копьем. Мир презирает нас и проклинает нас из-за нашей веры в нашего Господа и Его Животворящий Крест. Мир и относится к нам как к глиняным сосудам, но мы не должны бояться, потому что в них мы носим драгоценное сокровище, в котором сила Воскресения Христова проявляется в нашей человеческой слабости и дает нам победу над злом в мире».

Свидетельство родственников погибших

А буквально за три недели до взрывов на Вход Господень епископ Коптской церкви Фома, глава епархии Аль-Кусии, Верхний Египет, дал интервью немецкому журналисту Кате Бак, которая расспрашивала его о той самой новой реальности, в которой в последние годы живут ближневосточные христиане. Rublev приводит отрывки из беседы (полный текст интервью на английском – на портале oikoumene.org). Это интервью свидетельствует о почти полном непонимании со стороны западного постхристианского мира по поводу истинно христианского отношения к подвигу мучеников.

Катя Бак: Общей реакцией на Западе было не смотреть видео с публичной казнью террористами 21 копта, чтобы сохранить достоинство жертв. Христиане в Египте делали обратное. Они смотрели видео до конца. Зачем?

Епископ Фома: Они разделили с ними их страдания. Они заметили, что перед смертью юноши произнесли имя Иисуса. Через несколько дней Коптская церковь официально объявила их мучениками.


Иерархи коптской церкви (в центре) епископы Рафаил, Иларион и Тадрус

Фото: ОВСЦК.Б.: В социальных сетях в то время масса людей в Египте радовалась. Созданы иконы, посвященные трагедии на берегу моря. Это поведение, которое западные люди не могут понять. Разве копты не боятся? Разве они не злятся или не скорбят?

Е.Ф.: Не думайте, что мы не скорбим! Когда что-то подобное происходит с невиновными людьми, у нас много слез. Но в мученичестве одновременно и то, и другое: боль креста и радость спасения. Просто посмотрите на пример Божьей Матери. Ей пришлось отдать свое Дитя, но она радовалась совершению воли Божией. Это то, что чувствуют христиане в Египте.

К.Б.: Разве они не ненавидят тех, кто убил этих юношей?

Е.Ф: Когда происходит такая трагедия, мы всегда говорим людям не бояться тех, кто убивает. Да, они могут взять тело, но что еще они могут сделать? Когда вы не боитесь, вы можете любить, прощать и таким образом быть сильным. Не забывайте, что история 21 коптского юноши в Ливии началась задолго до того дня на берегу моря. Их похитили, их пытали, чтобы те отреклись от веры. Но эти люди просто молились и поднимали свои глаза все выше. Когда вы поднимаете свой взгляд в небо, вещи на земле кажутся меньше.

К.Б.: Мать двоих мучеников участвовала в телепередаче и сказала, что она простила убийц и  прославляла Бога, который дал силу ее сыновьям, чтобы оставаться сильными в вере. Я едва могу понять, как мать может простить тех, кто ее убил ее сыновей.

Е.Ф.: Она понимает, что ее сыновья не просто так удостоились такой участи. Конечно, это не снимает ее боли. Это рана, несмотря ни на что. Но перенесение страдания не означает рождение ненависти. Претерпевание боли не означает «я боюсь». Бог не хочет, чтобы нас убивали. Но когда мы сталкиваемся с мученичеством, мы принимаем это.

К.Б.: Что делает церковь для тех, кто потерял близких после атак на христиан?

Е.Ф.: Во-первых, мы заботимся о семьях финансово. Утрата члена семьи может означать финансовую катастрофу для тех, кто остался в живых. Во-вторых, мы делаем так, чтобы семьи чувствовали, что они не одиноки в своем горе. Все находятся в кругу любви и прощения, даже убийцы. Наша борьба – это духовная битва.

К.Б.: Что означает прощение?

Е.Ф.: Прощение – это прежде всего то, что происходит между человеком и Богом, а не между двумя людьми. Преступник не участвует в этом первом шаге. Прощение означает: я не допускаю ненависть и страх в своее сердце. Это необходимо для второго шага: создать мир и примирение. Мы призываем к справедливости, но в то же времяи мы молимся за гонителей, чтобы и они были просвещены истиной.

К.Б.: 21 мученик и мать двоих из них, выступавшая по ТВ, не имели высшего образования. Это были обычные люди, а не богословы, они не ходили в университет. Как им удалось внести в свою жизнь это понимание подвига мученичества?

Е.Ф.: Они были простыми людьми и жили простой жизнью. Но они воспитывались в духе мученичества, в мире, где почитание святых играет значительную роль. Это дало им глубокую духовную основу для готовности стать мучеником. Простая вера не нуждается в подробных объяснениях. Чада Коптской церкви знают много рассказов и поговорок о мучениках. Мученичество живет в сердце христиан в Египте с древних времен. И в то же время мы все убеждаемся, что это история, которая еще жива.

К.Б.: А что до других Церквей – на Западе и на Востоке, где больше нет преследований? Означает ли это, что идея мученичества теряет смысл?

Е.Ф.: Эти церкви, возможно, не должны быть распяты, чтобы понять смысл мученичества. Но они могут помочь нам нести крест, подобно Симону Киренейскому. Его не спрашивали, готов ли он нести крест Иисуса. Его схватили из толпы и заставили нести крест, не зная что на нем есть благословение Мученики вопиют. Вопрос в том, хотим мы слышать этот крик или нет.

Мученичество как реальность жизни

Слова епископа Фомы получили практически немедленное подтверждение. Уже через неделю после терактов 9 апреля вдова одного из погибших поразила своей позицией египетское общество на одном из местных ток-шоу. Это была супруга Насима Фахима, охранника, который ценой своей жизни задержал смертника с бомбой в рамке металлоискателя, где тот и подорвал себя, благодаря чему ущерб от взрыва был на порядок меньше, чем мог бы быть.

«Я не сержусь на того, кто это сделал», – сказала вдова охранника, ее дети были рядом с ней. – Я говорю ему: пусть Бог простит вас, и мы так же прощаем вас. Поверь мне, мы тебя прощаем. Ты отправил моего мужа в такое место, о котором я и мечтать не могла».

Ошеломленный ведущий, который раньше неоднократно нелицеприятно отзывался о коптах, воскликнул: «Как велико это прощение! Если бы это был мой отец, я не мог бы так говорить. Но это их вера и их убеждения». Миллионы мусульман – зрителей этой передачи – изумлялись вместе с ним. «Копты Египта ... сделаны из ... стали!» – заключил он.

Другое дело, что египетский ведущий-мусульманин вряд понимал природу этой «стали», о которой говорил выше епископ Серапион: «Наша вера в Воскресение Христа дает нам силу побеждать мир».

Рамиз Аталлах, президент Библейского Общества Египта, резюмирует в одном из своих блогов: «В истории и культуре коптов много говорится о мученичестве. Но до 2015 года, до казни египетских христиан Ливии, это было только на уровне устной традиции, хотя и глубоко укоренившейся. Теперь произошел сдвиг парадигмы. Наши предки продолжали верить в реальность подвига мучеников. И вот эта реальность наступила снова».

Когда волна террора и гонений только началась, в 2010 году, копты были готовы выходить на улицы и выражать протест, требуя государство защитить их. Накануне Арабской весны мусульмане даже готовы были их поддержать. Сейчас, семь лет спустя, ситуация не изменилась к лучшему. Нападения продолжаются. После теракта 9 апреля состоялась атака на монастырь Святой Екатерины на Синае, были жертвы. Египетское правительство так и не выполнило обещаний – ни по постройке храма, ни по защите собственных граждан, которые по-прежнему относятся ко «второму сорту».

Поэтому сегодня коптские христиане смотрят на то, что происходит с ними, поистине по-евангельски. Они понимают, что лучше, по крайней мере в ближайшем будущем, им жить не будет. И они принимают свое положение, будучи готовыми в любую минуту отдать жизнь во имя Христово. И подавая пример другим христианам мира, которые пока остается только молиться об облегчении участи своих собратьев.

При составлении блога использовались материалы изданий copticcentre.com, oikoumene.org, copticsolidarity.org, christianitytoday.com, «РИА Новости».

24
Суб
2017