Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Блоги / Аргунское ущелье: дорога к миру
Блоги

Аргунское ущелье: дорога к миру

Аргунское ущелье: дорога к миру
А+
Распечатать
Фото: Александр Егорцев

В ходе III Межрелигиозного молодежного форума в Грозном состоялась встреча председателя Общественной палаты Московской области по вопросам миграционной политики, межнациональных и межконфессиональных отношений, руководителя Сергиево-Посадского отделения мотоклуба «Ночные волки» Алексея Вайца с президентом регионального отделения мотоклуба «Ночные волки» в Чеченской Республике Альви Мутаевым. Руководитель «Ночных волков» Чечни предложил гостям посетить знаменитое Аргунское ущелье и увидеть природу и древние памятники Кавказа. Вместе с А. Мутаевым и А. Вайцем в поездку по горной Чечне отправился специальный корреспондент Rublev.com Александр Егорцев.

Быть в Чечне и не посмотреть Аргунское ущелье – все равно что Чечни не видеть! Обычно визитерам показывают восстановленную и до неузнаваемости преображенную столицу республики: Грозный-сити и его высотки, окруженную четырьмя иглами-минаретами мечеть «Сердце Чечни», напоминающую Софийский собор в Константинополе, по-европейски ухоженные центральные улицы и проспекты – Путина и Кадырова. Но это еще не вся Чечня…

– Лучше гор могут быть только горцы! – Альви, президент чеченского отделения мотоклуба «Ночные волки», хитро подмигнув, ждет, отреагируем ли мы с Вайцем на искаженного Высоцкого. – Что вам показать?

– Только горы, Альви! – показываем и мы свою осведомленность, – На которых еще не бывал. Отвези нас в Аргунское ущелье…

Встреча Ночных волков Чечни

Из Грозного по равнинной трассе направляемся в сторону гор. Хорошее асфальтовое покрытие, дорожная разметка, лежачие полицейские, за окном то и дело мелькают знакомые названия населенных пунктов. Серебристая «Приора» идет плавно и быстро. Как непривычно все это!

Живо встали воспоминания о былых командировках: 1999, 2001–2003 годы. Эти же дороги, только 15 лет назад. Шла Вторая Чеченская война. Любой выезд из Грозного (даже в близлежащие села) превращался в спецоперацию: нужно было снаряжать пару БТР, боевое охранение, а перед этим на рассвете трассу проверяла инженерная разведка: отыскивая возможные засады и снимая кем-то ночью установленные фугасы. И получалось так, что самым популярным транспортным средством (наподобие маршруток) оставались тогда БТР и «вертушка» – вертолет Ми-8. Но и их тоже, бывало, сбивали…

Дорогами Чечни, 2001 год (из личного архива Александра Егорцева)

Аргунское ущелье тогда представлялось черной дырой, страшным логовом, в которое лучше вообще не соваться…

В селе Старые Атаги, о чем-то вспомнив, Альви указывает направо:

– В Старых Атагах родился советский танцор Махмуд Эсамбаев, а вот в той стороне находится Бамут. Это как раз там казнили Женю Родионова. Мы его маму в прошлом году возили на место гибели сына.

– Ого, Альви, как тесен мир! Ты знаком с Любовью Васильевной?

– Да, мы с ней теперь дружим и, когда она приезжает в Чечню, стараемся ей помочь, сопровождаем.

Дорогами Чечни, 2001 год (из личного архива Александра Егорцева)

Позади сельцо Лаха-Варанда, отсюда собственно и начинается Аргунское ущелье – одно из самых больших на Кавказе. Вдоль реки Аргун через Главный Кавказский хребет дорога ведет в Грузию.

Справа и слева от трассы все ближе обступают высокие, покрытые густой растительностью горы. Миновав мост через Аргун, дальше едем по серпантинам. На очередном повороте Альви ищет, где бы сделать остановку.

– Селение Ярыш Марды. Апрель 96-го, помните? В этом месте Хаттаб уничтожил колонну российских войск, – Альви подводит нас к краю пропасти, где-то внизу слышен гул Аргуна, но воды даже не видно. – Вот на этом повороте Хаттаб с арабскими наемниками устроил засаду, заложил фугасы. И полностью расстрелял колонну. Там внизу, на дне ущелья, до сих пор лежат остатки техники.

Ярыш Марды. Место засады Хаттаба

От блок-поста к нам подходят двое с автоматами. Мы уже готовы полезть за документами, но Альви что-то говорит по-чеченски, и те только с интересом разглядывают Алексея Вайца и необычную символику мотоклуба на его форме. Оказывается, «Ночные Волки» в Чечне известны, среди членов мотоклуба и сам президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров. Военные просят сфотографироваться вместе: все-таки не часто на блок-посту встретишь сразу двух президентов «Ночных Волков» – Альви Мутаев (президент чеченского отделения) и Алексей Вайц (президент Сергиево-Посадского).

Ярыш Марды. Место засады Хаттаба

Следующая остановка возле села Зоны. Слева от трассы почитаемый в этих краях источник. Путники, прежде чем продолжить движение по Аргунскому ущелью, обычно останавливаются и пьют чистую воду. С этого места над Аргуном все сильнее ощущается запах сероводорода. Пока мы стояли, к источнику подъехала машина с башкирскими номерами: семья, туристы из Уфы.

Источник возле селения Зоны

После села Шатой дорога принимает вверх и все больше начинает петлять по серпантинам ущелья. Справа – многоярусные отвесные скалы, слева – пропасть, на дне которой поблескивает горная речка.

– Раньше здесь дорога была еще уже, – Альви подходит к самому краю пропасти, осторожно заглядывает вниз, – и машины часто туда улетали. Да и БТР тоже…

– Что, бывало и такое?

– В этом ущелье бывало всякое… Я даже помню, как по нему между скалами самолет пролетал.

Мы едем дальше. Наконец, между Гучум-Кале и Ушкалоем горы сходятся крутой стеной – так близко, что кажется, пути дальше нет. Слева в узкой горловине гудит бурный Аргун. Над рекой, в отвесных скалах напротив, под огромным козырьком горы Селин-Лам свисают две башни ХI века. По расположенному рядом селению они названы Ушкалойскими сторожевыми башнями. Через горный поток перекинут мостик, по нему можно вплотную подойти к их подножию. Каждая башня имеет три стены, окно и бойницы. Четвертой стеной служит вертикальная скала.

Ушкалойские сторожевые башни

– Поехали скорее! – торопит Альви. – В горах быстро темнеет, а нам еще многое надо успеть.

«Приора» начинает натужно реветь. Приходится снова остановиться: оторвался глушитель и, похоже, пробито правое переднее колесо. Кое-как дотягиваем до Итум-Кале. У Альви здесь знакомые (его мать родом из этого селения) – обещают помочь. Пока мы отправляемся на противоположную окраину Итум-Кале, в краеведческий музей, местные жители берутся заварить отвалившийся глушитель.

Фатима (Петимат) Рахмаева, районный музей имени Хусейна Исаева

Хутор Пакоч – южная и самая древняя окраина Итум-Кале. Здесь находятся старинные замок, мечеть и башня. Районный музей имени Хусейна Исаева расположен как раз в стенах пакочского замка. Экскурсии проводит родная тетя Альви – Фатима (Петимат) Рахмаева. Рядом по улицам бродят коровы и кони. Возле одного из домов девочка в пестром платьице на склоне горы срезает полевые цветы. Оказалось, разновидность ромашек с мельчайшими лепестками.

Ее зовут Иман. К счастью, она родилась уже после войны и тех ужасных боев, что были в Итум-Кале и Аргунском ущелье, она не застала. С этим букетиком ромашек – Иман стала для нас символом мира и новой жизни в Чеченской Республике.

Иман собирает ромашки

– А не опасно сейчас в горах? – спрашиваем у Альви.

– Это раньше было опасно, а теперь здесь спокойно. Разве что в горах могут водиться скорпионы. И еще кто-то однажды на противопехотную мину чуть было ни наступил. А вообще здесь еще спокойнее, чем в Грозном. А в Грозном – вы сами видели – сегодня даже безопаснее, чем в Москве.

В Аргунском ущелье

Над Аргунским ущельем сгущались сумерки. С горных вершин медленно скатывались облака. Глушитель нам заварили, и пора было возвращаться в Грозный. Уже в темноте проехав Ушкалойские башни, Альви сделал короткую остановку возле мечети. Было время намаза. Совершив положенные молитвы, президент «Ночных Волков» Чечни вернулся за руль.

– Альви… Как людям удается забыть войну? Как они с этим могут жить?

– Многие стараются это не вспоминать, не будоражить душу, – Альви, порывшись в телефоне, нашел нужное фото. – Каждой семьи ведь это коснулось! В ходе военных действий я тоже потерял двоих братьев. Моя мама тоже их искала – как мать Жени Родионова искала своего сына… Тоже какое-то время не находила, потом откапывала, хоронила… И поэтому, когда в прошлом году нас попросили встретить Любовь Васильевну Родионову и сопроводить ее под Бамут на место гибели ее сына, у меня сразу была ассоциация с нашей мамой. Так мы и познакомились с Родионовой. Теперь мы с ней созваниваемся, общаемся. Я ей рассказал про мою маму, что у нас аналогичная история с нашим братом. И мать Жени Родионова была настолько удивлена, что захотела познакомиться с моей мамой. И я надеюсь, что в следующий приезд Любови Васильевны в Чечню наши мамы встретятся и подружатся плотнее.

В Аргунском ущелье

Уже прощаясь, Альви Вахович Мутаев мельком глянул в трубку смартфона.

– О! Президент нам уже лайк поставил!

– То есть?.. Какой президент?

– Ну, наше фото возле Ярыш-Марды я днем в Сеть выложил. Сейчас смотрю – Рамзан Кадыров, наш президент, уже в «Инстаграме» лайк поставил…

Александр Егорцев

Фото автора

Встреча Ночных волков Чечни

Альви Мутаев и Алексей Вайц

Альви Мутаев

Альви Мутаев и Алексей Вайц

Источник возле селения Зоны

Ушкалойские сторожевые башни

Ушкалойские сторожевые башни

Ушкалойские сторожевые башни

Ушкалойские сторожевые башни

Поломка машины

Итум-Кале

Итум-Кале

Районный музей имени Хусейна Исаева

Итум-Кале

Итум-Кале

Хутор Пакоч — южная и самая древняя окраина Итум-Кале

В Аргунском ущелье

Итум-Кале

Ушкалойские сторожевые башни

В Аргунском ущелье

Ушкалойские сторожевые башни

5
Пнд
2016