Станьте участником команды «Рублева»

cross
Главная / Акцент / ​Журнал «Огонек»: Остров православия

​Журнал «Огонек»: Остров православия

Журнал «Огонек»: Остров православия
А+
Распечатать
Фото: shutterstock.com

Оригинал публикации.


Тысяча лет ожидания, 100 лет подготовки, сотни миллионов верующих... Трудно преувеличить значение Всеправославного собора, который должен собрать 16 июня на греческом острове Крит 15 патриархов православных церквей* и дать ответ на вызовы современности. И вот совершенно неожиданно накануне открытия появилась новость: собор под угрозой срыва. Какие подводные течения подтачивают православие и остается ли шанс преодолеть разногласия на критском соборе, выяснял «Огонек».

*От редакции Rublev.com: во Всеправославном соборе, как оговорено, принимают участие не 15, а 14 делегаций автокефальных Поместных церквей. Православная Церковь в Америке, которую не признает большинство Поместных православных церквей, не была приглашена к участию во Всеправославном соборе.

***

Андрей Васенев

В городке Колимвари, на западной окраине острова Крит, не ходят толпы туристов. Там нет ночных клубов и песчаных пляжей. Этот рабочий городок известен своей рыбной кухней и оливковым маслом — единственный поселок на острове, о котором говорят, что он сохранил в себе очарование критской провинции. Теперь он знаменит еще и тем, что с 16 по 26 июня 2016 года в нем пройдет первый в истории Всеправославный собор, куда должны впервые за более чем тысячу лет съехаться все православные иерархи. Точнее так: надеемся, что пройдет. Поскольку на прошлой неделе, когда до открытия оставались считанные дни, по информационным лентам поползла новость: «что-то пошло не так»...


Православные всех стран, соединяйтесь!

Как известно, РПЦ — не единственная православная церковь на Земле. Сегодня существует 15 самостоятельных поместных православных церквей. Они издревле именуют себя соборными, но в последний раз собирались вместе аж в 787 году. Так что нынешний собор — это попытка восстановить давно утраченную норму церкви. По крайней мере, именно так заявляли официальные представители цель собрания до того, как вокруг собора начала развиваться по-настоящему детективная история.

— Одной из главных причин прекращения практики проведения соборов стало разрушение единства Рима и Константинополя в 1054 году, двух тогдашних столиц христианства,— говорит председатель Синодального отдела по взаимоотношению Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда. — Некоторое время христиане верили, что церковное единство будет восстановлено. Но когда это разделение стало непреодолимой реальностью, Православная церковь (речь о Константинопольской. — «О») оказалась на территории, где установилось османское владычество, практически исключавшее проведение соборов. И только теперь, 1000 лет спустя, мы снова возвращаем себе такую возможность.

С созывом собора все непросто. Официально его могла предложить собрать (что и случилось) только Константинопольская церковь, которая исторически считается более древней. Тут ничего не скажешь, все-таки греки — наследники Византии (именно их патриарх носит титул «Вселенский»). Но вот по реальному положению дел — количеству верующих, объему епископата и финансовым возможностям — первенство, безусловно, за Русской православной церковью. И она все время пыталась это показать на дипломатическом уровне, внести свои коррективы в повестку.

Несмотря на эти политические мелочи, православные иерархи в один голос говорили, что собор — это важнейшая и принципиальная возможность церквям, которые привыкли в течение столетий жить порознь, дать православные ответы на вопросы, стоящие перед современным миром. Кстати, на соборах традиционно все решения должны приниматься только единогласно, иначе они перестают быть соборами и превращаются в светское совещание. Готовы ли были все церкви к такому единомыслию?


Болгарский гамбит

Все произошло неожиданно. 1 июня 2016 года, в среду, буквально за пару недель до начала собора, Синод Болгарской православной церкви объявил, что их делегация на Крит не приедет.

Вчитываясь в заявление Болгарской церкви, трудно выявить главную причину демарша: тут и разногласия по повестке и по конкретным документам собора, и «необходимость больших и необоснованных финансовых расходов» на это мероприятие. А еще им не понравилась... схема рассадки наблюдателей и гостей собора. Все замерло. В тишине июньской ночи послышался плач колимварских детей, ждавших праздника.

Надежда, что передумают, почти исчезла после того, как на сайте Болгарской патриархии появился следующий комментарий: «Наше решение было единогласным и официальным: БПЦ не будет участвовать во всеправославном соборе в связи с уже объявленными причинами. Вылет правительственного самолета, на котором делегация должна была отправиться на остров Крит, отменен». Там же всех верных чад Болгарской церкви призывали к бдительности, сознательности и доверию своему священноначалию, чтобы «не поддаться ненужной и недостойной манипуляции».

Потом из своих углов выступили Антиохийская, Элладская, Грузинская и Сербская церкви. Они в менее категоричной форме, но все же протестовали против предложенных организаторами формулировок соборных документов. Так же и афонские монахи предложили свои поправки, чтобы яснее «выразить вековое предание святых отцов и соборное наследие Церкви», дабы «избежать расколов и разделений».

Дальше — больше: вдруг выяснилось, что Иерусалимская и Антиохийская церкви вообще не имеют между собой евхаристического общения, то есть не могут вместе причащаться на церковной службе — литургии. Иначе говоря, не считают друг друга настоящими православными. Церкви разорвали отношения еще в 2015 году после того, как на территории Катара (где официальная религия вообще ислам) Иерусалим поставил своего епископа. Все это время Константинополь, не сильно афишируя проблему, старался их помирить. Но вот не успел.

Инициативу по спасению события тысячелетия перехватила Московская патриархия. Она выступила с предложением: провести экстренное совещание 10 июня и урегулировать все всплывшие спорные вопросы, чтобы не переносить собор в далекие дали. Тогда же патриархия РПЦ официально запретила своим спикерам давать какие-то комментарии в СМИ — до прояснения. Один из них, пожелавший остаться инкогнито, рассказал «Огоньку», что опасность срыва собора была с самого начала: «Вы думаете, сейчас наш патриарх звонит Болгарскому и говорит ему: “Ну что там у вас за ерунда происходит? Давайте уже завязывайте. А денег мы вам найдем!” Так что ли? Если бы это было так, то у нас была бы не Церковь, а Советский Союз. Впрочем, я думаю, что все обойдется».

Православие радикальным образом отличается от католицизма тем, что каждая церковь в нем самостоятельна. Это должно было проявиться при подготовке собора. И — проявилось.


Как бы то ни было, но в ответ на предложение Москвы Константинополь довольно резко заявил, что никакого дополнительного собрания не будет. «Ни одна институциональная структура не может пересмотреть уже начавшийся соборный процесс»,— сообщили представители Вселенского патриархата.

Повисла пауза. Все в ожидании смотрели друг на друга. И вдруг в этой тишине Антиохийская церковь объявила, что тоже снимает свою делегацию с собора «до устранения причин, которые препятствуют участникам собора совершать евхаристию». Последней (на момент подписания номера) выступила Сербская церковь, которая предложила перенести дату встречи и заодно понизить ее в статусе — провести вместо собора совещания.

В свете открывшихся проблем шансы на то, что собор состоится, стали таять стремительно, как тонкие свечки в храмах жаркого и одинокого в своем ожидании Крита.


Катар и немножко нервно

Почему же православным так сложно сесть за один стол? В чем, собственно, проблема?

— За 1200 лет необщения церкви обросли собственными традициями и большими амбициями,— объяснил «Огоньку» религиовед, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.— Говорят, что это связано с мировым кризисом православия, но на самом деле это не так. Православие радикальным образом отличается от католицизма тем, что каждая церковь в нем самостоятельна. Это должно было проявиться при подготовке собора. И — проявилось.

Если вглядеться в современные проблемы православных церквей, там можно найти немало объяснений происходящего. Например, Иерусалимская церковь очень мала и по территории, и по числу верующих — на сегодня их около 300 тысяч. Стратегия выживания заставляет эту церковь действовать амбициозно и, что называется, немножко нервно. То с одними разорвут общение, то с другими. Еще недавно они были в разладе с румынами из-за того, что те построили храм в Иерихоне — канонической территории Иерусалима.

Румыны в этой истории помалкивают. Хотя у них самая большая церковь после РПЦ по количеству верующих. К тому же они нет-нет да и поглядывают в сторону Молдавской церкви: не захочет ли та сменить адрес и перейти из-под Московского патриархата под ее румынское крыло.

Сейчас очень неблагоприятные условия для собора, но, может быть, именно поэтому он так и нужен.


А одна из главных интриг в отношениях между Москвой и Константинополем — это украинский вопрос. Как известно, на Украине сейчас существуют три крупные православные церкви: одна — официальная, которая относится к Московскому патриархату, и две раскольнических, которые никто из патриархов не признает. Но есть вероятность, что Вселенский патриархат возьмет и признает потихоньку: расширит свое влияние в этой и без того раздираемой страстями стране. Кстати, тот факт, что трон и место пребывания Вселенского патриарха (ныне Варфоломея) — город Стамбул, создает дополнительный дискомфорт из-за обострения российско-турецких отношений. Очевидно, что скорее всего именно это обстоятельство не позволило провести собор дома у патриарха Варфоломея — там, где изначально планировалось.

— Соборность православной церкви сейчас в упадке,— констатирует ректор православно-христианского Свято-Филаретовского института, экклезиолог (исследователь устройства церкви.— «О») священник-профессор Георгий Кочетков.— Огромную роль в сложившемся неустройстве сыграла привычка жить порознь и решать самим свои проблемы где-то в углу. Церковь раздроблена, индивидуализирована. Часто она оказывается под влиянием политической или националистической ситуации. На нее влияют исторические и культурные факторы, привычка к какому-то устоявшемуся порядку, даже если все понимают, что этот порядок плох. В этом смысле сейчас очень неблагоприятные условия для собора, но, может быть, именно поэтому он так и нужен.


Хлопоты православного МИДа

Чтобы разобраться в причинах происходящего сегодня, нужно обратиться к истории. Как уже отмечалось, в последний раз все христиане собирались вместе поговорить о своей вере в 787 году. Через два с половиной века церковь раскололась на Восток и Запад — на православных и католиков. И тот собор конца VIII века, с точки зрения православных, был последним, который можно было назвать Вселенским, то есть общехристианским.

Практически православная церковь не возвращалась к идее всеобщего собора аж до середины XIX века. Тогда Болгарская церковь (опять она!) откололась от Константинопольской, а последняя попыталась собрать собор, дабы восстановить справедливость и, главное, целостность своих канонических границ. Но собор не случился, потому что это было невыгодно России, имевшей свои интересы в Балканских странах.

На сайте собора, который должен состояться на этой неделе на Крите, обозначено, что началом подготовки к нему следует считать событие 1902 года. Именно тогда патриарх Константинопольской церкви Иоаким III написал послание, в котором обращал внимание на то, что перемены в мире требуют православной христианской оценки — с этого и предлагается вести отсчет подготовки Великого всеправославного собора.

Понятно, что если огромные церкви не встречались свыше 1000 лет, то в два щелчка такой собор не устроить. Чтобы все подготовить, пришлось сперва созывать специальные всеправославные совещания. Один раз инициатором такого совещания выступала Москва.

— Реальным инициатором проведения Всеправославного совещания, приуроченного к празднованию 500-летия автокефалии Русской православной церкви в июле 1948 года, следует признать политическое руководство СССР,— говорит историк, член Церковной докторантуры Сергей Фирсов.— Сталин стремился использовать РПЦ в геополитических целях. Планировалось даже проведение вселенского собора, на котором можно было бы решить вопрос о присвоении Московской патриархии титула Вселенской. Понятно, что это не могло устроить Константинопольский патриархат, который всегда подчеркивал свое «первенство чести» среди предстоятелей независимых православных церквей. Патриархи не встретились, собор не случился.

Впервые повестка ожидаемого теперь Всеправославного собора оформилась в начале 1960-х на серии Родосских совещаний. Значительный вклад в работу этих совещаний внес митрополит Никодим Ротов, выполнявший в РПЦ роль министра иностранных дел. Нынешний патриарх Кирилл тогда был помощником при митрополите и занимался лишь тем, что «подносил бумаги, точил карандаши и слушал дискуссию», как сам о себе вспоминает. Тогда же впервые был составлен список из 100 вопросов, который требовал ответов от всех православных церквей.

Интересно, что в этом перечне, среди вопросов внутреннего порядка, был большой блок тем социальной направленности, обращающий православие к миру: изучение и изыскание практических путей для развития христианской культуры, церковь и эвтаназия, вопросы контроля над деторождением и перенаселенностью, православие и задачи христиан в районах быстрых социальных изменений, расовая дискриминация.

Вообще, 1960-е годы — это время, когда христианство в мире было очень активно. В США в борьбу против сегрегации активно входит баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг. А в Риме проходит II Ватиканский собор, колоссально обновивший жизнь католической церкви.

— Русская православная церковь принимала в подготовке собора в эти годы самое активное участие,— говорит Фирсов.— Но в силу разных причин высокое собрание отложили “ad kalendas graecas” — что называется, до лучших времен. И я, признаться, не знаю, наступили ли сейчас эти лучшие времена.

А потом, уже в наше время, началась череда собственно предсоборных совещаний в Шамбези — швейцарском православном центре Константинопольского патриархата. Там уже разрабатывалась окончательная повестка собора, выбиралась дата, определялся регламент его работы. Все это время каталог вопросов Родосского совещания усыхал и сокращался. В итоге на всеправославный собор из 100 вопросов были вынесены только шесть! Со стороны они могут показаться странными и не самыми актуальными, но нужно было найти хоть что-то, в чем православные братья смогут меж собой договориться. Увы, есть риск, что и это не удалось.

Кто приглашен на Всеправославный собор

Досье

В настоящее время в мире существуют 14 общепризнанных автокефальных церквей. Помимо них на Собор приглашена и Православная церковь в Америке, чья самостоятельность оспаривается**.

**Православная церковь в Америке не участвует в Святом и Великом Соборе. — Rublev.com.

Константинопольская православная церковь основана в 330 году, автокефалию получила на II Вселенском соборе в 381 году. С 1991 года ее возглавляет патриарх Константинопольский Варфоломей I. Насчитывает около 5,3 млн прихожан.

Александрийская православная церковь основана примерно в 42 году и получила автокефалию на I Вселенском соборе в 325 году. С 2004 года ее возглавляет патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II. Насчитывает около 500 тысяч верующих.

Антиохийская православная церковь основана в IV веке и получила автокефалию на I Вселенском соборе в 325 году. С 2012 года ее возглавляет патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Х. Насчитывает 4,3 млн прихожан.

Иерусалимская православная церковь основана в 33 году и стала независима на IV Вселенском соборе в 451 году. С 2005 года церковь возглавляет патриарх Иерусалимский Феофил III. Насчитывает 400 тысяч верующих.

Русская православная церковь ведет историю с крещения Руси в 988 году. В 1448 году епископы самостоятельно избрали ее предстоятеля — автокефалия была признана в 1589 году. С 2009 года РПЦ возглавляет патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Насчитывает 164,1 млн прихожан. В ней также служат 35 171 пресвитер и 4816 диаконов.

Грузинская православная церковь основана до 326 года и получила автокефалию от Антиохийской церкви в 457 году. С 1977 года ее возглавляет католикос-патриарх всея Грузии Илия II. Насчитывает около 3,5 млн верующих.

Сербская православная церковь ведет историю с 869 года и получила автокефалию в 1219 году. С 2010 года ее возглавляет патриарх Сербский Ириней. Насчитывает 8 млн верующих.

Румынская православная церковь основана в IV веке и получила автокефалию в 1885 году. С 2007 года ее возглавляет патриарх Румынский Даниил. Насчитывает 18,8 млн прихожан. В ней также служат 2886 монахов и 5225 монахинь.

Болгарская православная церковь ведет историю с всеобщего крещения в 865 году. В 919 году на Соборе в Преславе была провозглашена автокефалия. С 2013 года ее возглавляет патриарх Болгарский Неофит. Насчитывает около 8 млн верующих.

Кипрская православная церковь основана в IV веке. Ее автокефалия признана Советом в Эфесе в 431 году. С 2006 года церковь возглавляет архиепископ Новой Юстинианы и всего Кипра Хризостом II. Насчитывает 654 тысячи прихожан.

Элладская православная церковь ведет историю с IV века и получила автокефалию в 1850 году. С 2008 года ее возглавляет архиепископ Афинский и всей Эллады Иероним II. Насчитывает 10 млн верующих.

Албанская православная церковь основана приблизительно в III веке и получила автокефалию в 1937 году. С 1992 года ее возглавляет архиепископ Тиранский и всей Албании Анастасий. Насчитывает 460 тысяч прихожан.

Польская православная церковь основана в Х веке и получила автокефалию в 1924 году. С 1998 года церковь возглавляет митрополит Варшавский и всей Польши Савва. Насчитывает 600 тысяч верующих.

Православная церковь Чешских земель и Словакии ведет историю с IX века и получила автокефалию в 1998 году. С 2014 года церковь возглавляет митрополит Чешских земель и Словакии Ростислав. Насчитывает 75 тысяч прихожан.

Православная церковь в Америке*** основана в XIX веке преподобным Германом Аляскинским, получила автокефалию от Москвы в 1970-м, но до сих пор не признается греческими патриархатами. С 2012 года настоятель — Блаженнейший архиепископ Вашингтонский, митрополит всей Америки и Канады Тихон (Моллард). Число прихожан — 210 тысяч.

***От редакции Rublev.com: Православная церковь в Америке не признана большей частью Поместных православных церквей и поэтому не приглашена к участию во Всеправославном соборе.

Подготовила Елена Федотова


Покажи, как крестишься!

— Самыми сложными вопросами для дискуссии и фактическим поводом для срыва собора оказались вопросы к проектам соглашений о браке, а также об отношении православной церкви с остальными христианами и современным миром вообще,— комментирует Роман Лункин.— О несогласии с этими документами говорится в заявлениях всех церквей, которые высказались о нынешнем кризисе перед собором.

Так вот где, оказывается, кипят настоящие страсти! Грузия, например, категорически отказывается признавать венчание межконфессиональных пар. Одно это ставит под вопрос соборный документ о браке, в котором такая возможность предполагается при условии, что дети будут крещены в православии.

Вопрос об отношении с иными конфессиями еще сложнее. За открытый диалог с католиками выступают две ключевые фигуры — Константинопольский патриарх Варфоломей и Московский патриарх Кирилл. А это вызывает серьезное противодействие со стороны фундаменталистов (то есть консервативно — до крайности — настроенных членов церкви), а их во всем православном мире немало. Стоит напомнить: до ХХ века, пока две мировые войны не скрутили человечество в судорогах, православные и римские предстоятели не встречались в течение 500 лет. Потом Запад пошел на сближение, Константинополь откликнулся. А вот с другими православными церквями все сложно, о чем мы можем судить хотя бы по РПЦ: хмурая нелюбовь к латинству у многих в крови, да и недоверию к Западу — не одно столетие.

В этом контексте и следует читать ту критику положений проекта решения собора об отношениях с другими конфессиями (прежде всего с католиками), которую озвучили, в частности, представители Сербской, Антиохийской и Грузинской церквей. Основной смысл возражений против проекта (а его, напомним, надлежит принимать «единомысленно», то есть единогласно) в том, что католики там названы «братьями-христианами», а это подразумевает равноправие вер. Консерваторы от православия предлагают называть их «инославными», подчеркивая тем самым, что их вера искажена. Не секрет, что с подобными настроениями Московская патриархия встречается и у себя дома: тем значительнее успех руководства, которое сумело вплотную подойти к историческому собору.

— Боюсь, что на самом соборе Русская православная церковь уже ничего сделать не сможет,— говорит о. Георгий из Свято-Филаретовского института.— А вот при его подготовке она сыграла важную удерживающую и корректирующую роль. Минималистская концепция собора, которая сейчас есть,— это следствие такой отчасти компромиссной, отчасти неспешной позиции, которую представляет РПЦ, остерегаясь раскола и тому подобных неприятностей.

Не случайно именно патриарх Московский и всея Руси Кирилл настоял на том, чтобы документы, подготовленные для принятия на соборе, были опубликованы заранее. Таким образом, он дал возможность выпустить пар: дескать, смотрите, обсуждайте, задавайте вопросы.

Поскольку к моменту подписания в печать этого номера в официальных источниках Русской православной церкви по-прежнему соблюдали режим молчания, вопрос о судьбе собора, назначенного, напомним, на 16 июня, мы адресовали непосредственно в пресс-службу Всеправославного собора. И в тот же день получили ответ: собор состоится, кто бы что ни говорил. Дай Бог!


Источник: «Огонек»

10
Суб
2016