Станьте участником команды «Рублева»

Главная / Акцент / Богослов.ru. Отзыв на проект документа «Профессии, совместимые и не совместимые со священством»

Богослов.ru. Отзыв на проект документа «Профессии, совместимые и не совместимые со священством»

Протодиакон Константин Маркович
А+
Распечатать
Фото: Преображенское братство

Источник публикации.

Предлагаем вниманию читателей отзыв протодиакона Константина Марковича на документ Межсоборного присутствия «Профессии, совместимые и не совместимые со священством».

Протодиакон Константин Маркович

Указанный проект, предложенный Межсоборным Присутствием для широкого публичного обсуждения, предполагается в качестве нормативного акта, определяющего виды светской профессиональной деятельности, совместимой и не совместимой со служением в священном сане. Среди профессий, по мысли авторов проекта, неприемлемых для клириков, фигурируют врачебная практика, предпринимательство и бизнес, адвокатская практика в гражданских судах.

О том, что запрет врачебной практики необоснован, более того бессмыслен и вреден, имеется обстоятельный отзыв свящ. Михаила Капчица «”Болящыя изцеляйте”: дозволительно ли клирикам заниматься врачеванием. Отзыв на проект документа «Профессии, совместимые и не совместимые со священством» (http://www.bogoslov.ru/text/5213182.html). От себя лишь добавлю, что ссылка на 132-е правило Номоканона из Большого Требника (III с. 4), на которое ссылаются авторы, вообще к данному предмету не относится («Такожде и ядыи мясо или сыр, в великую четыредесятницу, или в среду и в пяток, лета два да не причастится, и поклоны»). То же касается и 135-го правила («Священник ловец, или птицоятель, да есть празден три месяца»).

В данном отзыве будет дан краткий анализ правомерности запрета на занятие предпринимательством и бизнесом, а также адвокатской практикой.

Кадр из фильма «Излечить страх», о судьбе великого хирурга и священнослужителя святителя Луки (Войно-Ясенецкого)
​Священникам могут запретить совмещать служение с работой врачом, актером и госслужащим

Запрещены для священников также занятие бизнесом и профессиональным спортом.

Подробнее

1. В качестве канонического обоснования заниматься предпринимательством авторы документа приводят 3-й канон IV Вселенского собора — «Дошло до святаго Собора, что некоторые из принадлежащих к клиру, ради гнуснаго прибытка, берут на откуп чужия имения, и устрояют мирския дела, о Божием служении небрегут, а по домам мирских людей скитаются, и поручения по имениям приемлют, из сребролюбия. Посему определил святый и великий Собор, чтобы впредь никто, ни епископ, ни клирик, ни монашествующий, не брал на откуп имений, и в распоряжение мирскими делами не вступал, разве токмо по законам призван будет к неизбежному попечительству над малолетними, или епископ града поручит кому иметь попечение о церковных делах, или о сиротах и вдовах безпомощных, и о лицах, которым особенно нужно оказать церковную помощь, ради страха Божия. Аще же кто впредь дерзнет преступити сие определение, таковый да будет подвергнут церковному наказанию». На основании этого канона авторы делают вывод что клирикам запрещено «брать поручительство по частным делам, заниматься откупами и предпринимательством (выделено мной — К. М.)».

На самом деле канон запрещает клирикам вступать в управление (откупы) или вести коммерческую активность с чужой собственностью. «Устроять дела значит, когда кто из корысти вступает в чужие хлопоты, или дела, принимая на себя заботы, и мирские беспокойства, или и тяжбы, и из сребролюбия принимает поручения по управлению чужими имуществами. Итак, святый собор определил, чтобы ни епископ, ни клирик, ни монах не делал ничего подобного, исключая того, что может быть только опекуном над несовершеннолетними детьми» (Иоанн Зонара). Но канон не запрещает клирикам хозяйственную и коммерческую активность, связанную со своей собственностью.

Далее, канон запрещает клирикам указанную активность по причине того, что она происходит из «гнусной страсти к наживе» и из сребролюбия (αίσχροκέρδεια) и ведет к небрежению «о Божием служении». Вот эти слова являются ключевыми для правильного понимания данного канона. Действительно, в Византийской империи занятия клириков «откупами чужих имений» (и разного рода «мирскими делами» свидетельствовали о корыстолюбии. Кроме того, они были запрещены гражданскими законами (Толкование Зонары). Тогда Церковь обладала движимым и недвижимым имуществом, статусом государственной религии, получала обильные пожертвования от императора, патрициев и т. д. Церковь также получала имущества умерших по завещаниям. Немалая часть этих средств распределялась между епископом и клиром для как средства для проживания. Духовенство было обеспечено всем необходимым для жизни в относительном достатке. В IV—V вв. бедность и аскетизм были исключительно добровольным подвигом святых мужей. Тем не менее, и в то время отдельные духовные лица стремились к материальной независимости от церковной казны и совмещали со служением Церкви иные виды трудовой деятельности.

В наше время обстоятельства жизни духовенства в России совершенно несопоставимы с тем, что было когда-то в Византии. За пределами крупных мегаполисов средние оклады священников составляют в среднем 20-25 тыс. рублей, в селах и того меньше. Оклады диаконов значительно меньше, притом, что, в отличие от священников, диакона не имеют возможности совершения треб. Многие священники, «настоятельствующие» на руинах, фундаментах или пустых земельных участках, не имеют стабильного постоянного дохода, не говоря уже о том, что они не имеют достаточных средств для строительства или восстановления храма. В семьях священников зачастую несколько детей, супруги не имеют возможности работать. В данной реальности активный поиск источника дохода ради стремления обеспечить семье достойный уровень жизни вряд ли можно характеризовать как как «корыстолюбие» и «гнусную страсть к наживе». Стремление доставить себе и семейству своим трудом все необходимое абсолютно оправдано и похвально с точки зрения христианской морали. Тем более, если человек успевает совершать положенные богослужения, добросовестно выполняет возложенные церковные обязанности и послушания.

Авторы проекта не уточняют, какой смысл они вкладывают в понятие «предпринимательство» или «бизнес». Согласно 2 ст. Гражданского Кодекса РФ, «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от использования имущества, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Иными словами, любая самостоятельная (не по найму) экономическая деятельность является предпринимательством. Это и ремонтно-отделочные работы, и ремонт автомобилей или техники, оказание бытовых услуг, выпекание хлеба, даже работа таксистом. Если у человека оформлен патент ИП или ЧП, он платит установленные налоги, — он предприниматель. И вот, по замыслу авторов проекта, клирик, имеющий такой патент, и платящий налоги и обеспечивающий свое семейство, а зачастую и нужды своего храма за свой личный счет, должен нести канонические прещения? А что лучше, если он шарлатанствующим «младостарцем» станет? Действительно, следует говорить о некоторых видах предпринимательской деятельности (бизнеса), несовместимых со служением, но не о занятии предпринимательством, как таковым.

Авторы проекта пишут «Любое, даже непредосудительное, занятие хозяйственной деятельностью, особенно в условиях рыночной экономики, несет в себе риск – как репутационный, так и собственно материальный — через нанесение ущерба участникам экономического процесса». Однако согласно приведенному выше определению из Гражданского кодекса, предприниматель весь риск и всю ответственность перед законом за свою деятельность несет сам лично. Это частное дело частного лица, и Церкви они ни в коей мере касаются. А вот если предпринимательской деятельностью занимается «религиозная организация», т. е. епархия, монастырь или приход, то эти риски уже касаются всей Церкви. И репутационный ущерб от них будет неизмеримо больший, нежели от деятельности одного частного лица, пусть и состоящего в клире. Почему же тогда авторы считают, что отдельному клирику в частном порядке нельзя заниматься предпринимательской деятельностью, а епархии или приходу можно? Или «репутационный риск» уже не важен, когда дело касается «приумножения приходского или монастырского имущества»?

Авторы документа утверждают: «Клирикам канонами дозволяется продажа изделий собственных рук, но иные виды торговли представляются несовместимыми со священством, равно как и адвокатская защита частных интересов в судах и в иных правоотношениях». А на основании каких канонических правил авторы делают вывод, что торговля не совместима со священством? Проф. А. П. Лебедев приводит слова свт. Василия Великого: «У меня в клире никто не занимается торговлей, не любит проживать на стороне, но многие берутся за искусства, требующие оседлой жизни и тем снискивают себе насущное пропитание». И он же поясняет их: «Много духовных лиц, для пополнения своего бюджета, промышляли торговлей, преимущественно мелкой. Из вышеприведенного свидетельства Василия Великого, в котором он говорит, что в его (моем) клире «никто не занимается торговлей» видно, что так было только в его ведомстве, а в других местах пресвитеры и другие клирики занимались торговлей». В современных христианских странах Европы, в том числе и православных, клирики, имеющие лавки, магазины, торговые фирмы отнюдь не редкость.

Также совершенно непонятно, а на каком основании авторы документа вводят запрет на адвокатскую деятельность? Да, возможно адвокатская деятельность в уголовном судопроизводстве для священника предосудительна с моральной точки зрения. Но почему нельзя работать адвокатом в области гражданского, семейного или корпоративного права? Авторам документа следует освежить в памяти, что в древности существовало две параллельные системы судопроизводства — гражданская и церковная. Епископы выступали судьями не только в тяжбах между клириками, но также и мирянами. При епископах состояли штатные адвокаты — экдики, дефенсоры. Среди обязанностей экдика была защита именно в светских судах вдов и сирот, гонимых сильными и власть имущими, пленников и рабов, и т. д. (15 новелла Юстиниана).

Проект документа оставляет впечатление непродуманной и необоснованной попытки ввести новые ограничения для тех клириков, которые исполняют свое служение в прямом смысле «ради Иисуса, а не ради хлеба куса». Кроме того, авторы явно не понимают одной очевидной закономерности. В наше время священник или диакон, успешный и состоятельный финансист, юрист, врач, предприниматель (законопослушный), служащий в Церкви ради служения, бесплатно или за символическую плату, для души, способен снискать в обществе гораздо большее уважение и авторитет, чем тот клирик, который кроме церковной деятельности ни на что неспособен, и, соответственно, относится к своему служению скорее, как источнику дохода, а не делу Божию.


Об авторе:

К. Маркович — штатный клирик Николо-Богоявленского морского собора в Санкт-Петербурге. Преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, кандидат богословия.

Источник: Богослов.ru

29
Пнд
2017